Час пик
Быстрый переход:




ЕЭП без Украины?


В марте Россия, Белоруссия и Казахстан, скорее всего, подпишут пакет из 38 документов, необходимых для функционирования Единого Экономического Пространства (ЕЭП). Об этом сообщил журналистам на саммите ЕврАзЭС, завершившем недавно свою работу в Санкт-Петербурге, глава Минпромэнерго РФ Виктор Христенко. Он подчеркнул, что документы готовятся к подписанию тремя странами, без участия Украины, поскольку в ЕЭП действует принцип «пакетности» подписания документов. Это сообщение комментирует эксперт по странам СНГ Института международных экономических и политических исследований РАН Владимир Филатов.

– Как вы относитесь к урезанному формату ЕЭП – без Украины?

– Это вполне разумная и трезвая стратегия. ЕЭП без Украины – это и есть, по сути дела, ЕврАзЭС. Украинское руководство не хотело вступать в ЕврАзЭС по чисто идеологическим соображениям, исходя из каких-то своих комплексов: мы, мол, европейское государство и не можем быть участниками наполовину азиатской интеграционной структуры. А поскольку Киев фактически бойкотирует участие в ЕЭП и согласен только на создание зоны свободной торговли, то нет смысла пытаться вовлечь его в этот процесс. Понятно, что Таможенный союз – это осуществление совместной политики в области импортных тарифов. Таким образом, Украина отказывается от участия в формировании второго очень важного этапа в создании ЕЭП. Потому что второе без первого существовать не может.

Поэтому участники ЕврАзЭС приняли мудрое решение оставить Украину в покое – пусть она постепенно «дозревает». В принципе, аналитики прогнозировали принятие такого решения еще около двух лет назад. Уже тогда было ясно, что Киев приостановит свое участие во всех интеграционных процессах на пространстве СНГ и на всех парах устремится в ЕС.

Поскольку набор стран, участвующих в ЕЭП и ЕврАзЭС, за исключением Украины, практически один и тот же, по большому счету, это все – «игра слов». То, что, Христенко говорил об ЕЭП, фактически он относил, прежде всего, к ЕврАзЭС. У Евроазиатского содружества, при всех его минусах, есть четкая структура. А ЕЭП – тоже самое, только с Украиной. Поэтому она имеет право и «опоздать» на «поезд» – ее личное дело. Впрочем, этот проект еще может состояться, когда на Украине изменится политическая ситуация.

– Тем не менее, эксперты высказывают опасения, что даже в рамках уже эффективно работающего ЕврАзЭС будет довольно сложно в полном объеме согласовать таможенные тарифы, учитывая те разногласия, которые существуют между странами в этой сфере. Или же потенциальные выгоды от его создания превышают эти издержки?

– Безусловно, превышают. Александр Лукашенко, выступая по итогам заседания Межгосударственного совета ЕврАзЭС, был достаточно оптимистичен по этому поводу. Он говорит: 80 процентов всех таможенных тарифов можно будет согласовать уже в этом году. Обоснованный прогноз, хотя, конечно, разногласия существуют. В то же время я не согласен с теми, кто утверждает, будто Таможенный союз не выгоден бедным странам, поскольку способствует оттоку капиталов. Это не имеет к данной теме никакого отношения.

Таможенный союз – в первую очередь – выстраивание внешних границ интеграционной группы, а не внутренних административных барьеров. Для того, чтобы выстроить сбалансированную систему импортных тарифов, должна быть согласована политика развития экономик этих стран на долгосрочную перспективу.

Имеется в виду, что, защищая свой рынок, мы должны иметь четкое представление, какие отрасли и от кого мы защищаем. Эту задачу, так или иначе, вынуждено решать руководство любой страны. Решать ее должен и интеграционный союз.

В нашем случае задача упрощается: если мы защищаем белорусскую тракторную промышленность, то мы должны делать то же самое и по отношению к этой отрасли в Таджикистане. Но ведь в этих странах отрасль находится в диаметрально противоположном состоянии. Поэтому белорусам выгодно производить свою продукцию, а таджикам ее импортировать.






  • Мы живем в самом прекрасном городе на земле — Одессе. Ее воспевают поэты и художники, им восхищаются гости города. Но есть еще Молдаванка и Ближние Мельницы, Ленпоселок и Бугаевка, другие микрорайоны, где не всегда из кранов идет вода, где улицы в дождь превращаются в бурные реки, где далеко не всегда есть то, что называют «благами цивилизации»…>>>
  • Совершенно очевидно, что действующая система управления дает очень серьезные пробуксовки, очень много бюрократии. И «его величество бюрократ» — он становится почвой для коррупции и барьером в диалоге власти и населения…>>>
  • «Безопасный город» — один из ключевых пунктов программы Сергея Гриневецкого. Являясь первым заместителем председателя Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны, он видит эту проблему как профессионал, системно, определяя ключевые факторы жизнеобеспечения города. Здесь и качество продуктов питания, и качество воды, и санитарная гигиена, и соблюдение ПДД...>>>
  • Украинский суд, как показывает практика, — не просто самый несправедливый в мире. Он еще и проявляет завидный правовой нигилизм. То есть сам суд, как бы призванный строжайшим образом следить за соблюдением законов, на эти же нормы закона банально плюет…>>>
  • «Баксам» пророчат уход с первых ролей в мировой финансовой системе уже давно. А он живет, и, если и не процветает, то уж на поверхности держится точно. Но, за последние несколько месяцев в мире произошло несколько событий, которые, без сомнения, в той или иной степени, на его «плавучесть» действуют…>>>