Час пик
Быстрый переход:




Мы научились придумывать врагов и друзей, и часто путаем одних с другими

Источник: Степан Романюк


Особенностью Украины всегда было ее разделение на две разные по ментальности, образу жизни, хозяйственному укладу территории. Промышленный Восток, в былые годы требовавший притока новых рабочих рук, сформировался как многоликий конгломерат людей разных национальностей, общающийся на понятном для всех русском языке. Запад с избытком рабочей силы был сельскохозяйственным моноэтничным регионом.

Индустриализация Западной Украины, предпринятая в послевоенные десятилетия, уклад жизни населения не изменила. Почти каждая рабочая семья, занятая на львовских предприятиях, имела свой домик в деревне, была крепко привязана к традициям галицкого села, греко-католической церкви, существовавшей в подполье, местечковому национализму. Эти особенности отражались на характере когда-то партийной, а потом государственной номенклатуры. Финансово-промышленные группы Востока Украины приватизировали заводы, шахты, пароходы и все, что плохо лежало. В столице они прибрали к рукам все министерства и ведомства, имеющие отношение к управлению экономикой страны. Для выходцев из Западной Украины, продолжающих считать себя строителями этнического государства, достались малопривлекательные для будущих олигархов гуманитарные ведомства. Каждая из этих группировок считала себя главной и определяющей силой в обществе.

Во время президентских выборов 1999 года Кучма легко победил на выборах, однако едва ли не на следующий день после инаугурации ему пришлось столкнуться с поутихшей на какое-то время проблемой. Оказалось, что скрывать конфликт между Востоком и Западом уже невозможно. Свободных активов для удовлетворения нужд разрастающейся номенклатуры практически не осталось. Представители Западной Украины поняли, что одной идеологией сыт не будешь, в оффшоры ее не переведешь. На Востоке подпирал электорат, требующий не только прожиточного минимума, но и права разговаривать на русском языке, упрощенного перехода границы и дружеских взаимоотношений с соседней страной. Так родилось движение «Украина без Кучмы», появились технологии раздела государства по разным сортам людей, населяющих эту территорию. С этого момента Украина оказалась в новой реальности. Если до сих пор можно было полагать, что спор за власть ведется с привлечением доморощенных команд, внутренних ресурсов и интересов, то теперь все это стало происходить на фоне противостояния внешних факторов. Украина стала объектом геополитического спора между Россией и Западом, преимущественно представленным Соединенными Штатами. К сожалению, а может, и к счастью, исход этой борьбы мало зависит от внутреннего противостояния в самой Украине.

Евроатлантическая слагаемая государственной идеологии на Украине утвердилась достаточно прочно. Американцы и европейцы не стали наращивать свое эксклюзивное информационное присутствие на Украине. Эту работу они предложили самим украинцам. Более того, нас настоятельно убеждают отстаивать не атлантические интересы, а защищать свою независимость, язык, культуру, историю. С одной маленькой, но обязательной поправкой: «угрозой для всех этих, святых для каждого сознательного украинца, ценностей является Россия с ее агрессивной имперской политикой».

Нас поощряют создавать мифы о своем прошлом и свято верить в то, что Ярослав Мудрый и Владимир Мономах были этническими украинцами, а Богдан Хмельницкий совершил страшную ошибку, согласившись на дружбу с российским царем. Нам это льстит — и мы готовы самоутверждаться в «мире цивилизованных народов». А если за это еще и доплачивают — то и подавно.

Впрочем, о деньгах. Только за последние десять лет Госдеп США потратил «на развитие демократии» на Украине более одного миллиарда долларов. Сотни миллионов вложил в украинскую «демократию» Джордж Сорос, взрастивший целую сеть весьма эффективных структур. На простимулированных приоритетах выросло целое поколение украинцев. Сегодня если не сорокалетние, то 35‑летние граждане точно, сформировались в условиях ежедневного напоминания о евроатлантических ценностях, заменивших царившие в прошлые годы дружбу народов и советский патриотизм. Поправка на принадлежность к русскоязычной культуре и этническое происхождение с каждым годом срабатывает все меньше, многие русские, живущие на Украине, готовы поверить в преимущество евроатлантических ценностей над материнскими.

…В конце прошлого года Украина отметила 20‑летие Беловежских соглашений. Я ловлю себя на мысли о том, что за это время украинцы не избавились от ментальных пороков, преследовавших нас на протяжении всей истории. Мы научились придумывать себе врагов и друзей и очень часто путали одних с другими. Были времена, когда подобные бессмысленные поиски ставили на грань существования наш народ. Но всегда был выход. Он находился тогда, когда мы вспоминали о своих корнях, о своей истории и вере. Такое время и сегодня на дворе.





  • Еще в 2006 году Сергеем Гриневецким была выдвинута идея разработки Государственной программы спасения и развития одесских лиманов — Хаджибеевского, Куяльницкого, Большого Аджалыкского, Аджалыкского и Тилигульского. Этот проект получил самую широкую поддержку со стороны ученых, экологов, общественности…>>>
  • По просьбам одесситов мне неоднократно приходилось выступать с депутатскими обращениями по вопросам работы ЖКХ к органам власти, как центральным, так и местным. И вывод, к которому я пришел, очевиден. Главная задача — сформировать такие условия, когда коммунальные предприятия сами будут бороться за своего потребителя, стремясь предоставить ему качественные услуги…>>>
  • Изношенные сети — это проблема не только Одессы. Она уже давно обрела масштаб национального бедствия…>>>
  • Представителям Фемиды из Приморского райсуда Одессы мы посвятили не одну публикацию. Причем, как догадывается читатель, эти публикации были отнюдь не из самых приятных. Но, увы, «маємо те, що маємо». Причем, как правило, это — тотальное нарушение закона, с которым мы сталкиваемся всякий раз, чем и вызвано обилие наших публикаций…>>>
  • Статистика для того и создана, чтобы ее искажать в угоду чьим-то интересам. И если бы это была только одна проблема у судебной власти, мы бы жили в правовом государстве, или… (как там его называет наша Конституция?)! Однако, на самом деле у нас такой ворох проблем в судейской системе, что с ними уже никакая реформа не справится, и ни один человек. Во всяком случае, этот «ворох» только разрастается и разрастется, но решать проблемы по существу никто на самом деле не берется…>>>