Час пик
Быстрый переход:




Сергей Гриневецкий: «В новых проектах политики гораздо больше, чем собственно экономики» | Страница 1




Поиск новых форматов взаимодействия Украины и Евразийского Союза невозможен без осмысления глобального контекста, в котором должен осуществляться этот процесс. В современном мире все более отчетливыми являются три основных тенденции. Первая из них связана с ускоряющейся глобализацией, порождающей рост влияния наднациональных структур, повышение взаимозависимости экономик.

Все чаще, по отношению к глобальной экономической системе употребляют термин «эффект бабочки». Мы вполне ощутили это во времена мирового финансово-экономического кризиса и продолжаем это ощущать в полной мере.

Вторая тенденция — это, на первый взгляд, идущая вразрез с глобализацией регионализация мировой экономики. Этот процесс имеет под собой как политическую, так и экономическую основу. Он спровоцирован крушением монополярной мировой политической системы и формированием новых точек мирового экономического роста. Вместе с тем, нельзя сказать, что регионализация происходит гладко, в первую очередь из-за политического фактора. Любой экономический проект, в особенности, на постсоветском пространстве, воспринимается как политический. Скажем яснее: в новых проектах политики гораздо больше, чем собственно экономики. Это мы в достаточной степени наблюдаем на примере Евразийского союза, где интеграционные стремления вступают в противоречие с амбициями и интересами отдельных государств.

И, наконец, третья тенденция — это растущее на фоне экономической рецессии стремление государств к протекционизму, к защите отечественного рынка и поддержке национального товаропроизводителя. Здесь уместно вспомнить о «молочных», «сырных» и прочих торговых «войнах» между Украиной и Россией. Но поскольку разворачиваются они на фоне предложений о вступлении нашей страны в Таможенный Союз и Единое Экономическое Пространство, то не удивительно, что сегодня большинство в нашей стране видят именно политическую, а не экономическую подоплеку. Именно в таких войнах кроется, на мой взгляд, один из рисков экономической дезинтеграции.

Складывается парадоксальная ситуация. На протяжении двадцати лет и в Киеве, и в Москве звучат слова о «более тесной» интеграции. Нельзя не заметить, что двадцать лет назад условия для этого были значительно лучше. Еще не были разорваны связи между предприятиями, еще были на плаву целые отрасли, составлявшие гордость советской промышленности. Но этого не произошло.

Вне зависимости от частоты звучания призывов и обещаний, вне зависимости от подписанных договоров, наши страны все более отдалялись. И не стоит видеть в этом только происки политиков. Это был объективный процесс, своего рода сила инерции, заданная еще в 1991 году. Каждое из новых государств пыталось, образно говоря, «найти себя» в новой системе координат. Кому-то это удалось относительно легко, для кого-то, как, к примеру, для Украины, этот поиск еще продолжается.

Не стоит забывать и о внутренних факторах, сдерживающих сегодня любые интеграционные стремления Украины. Приведу один пример. Во время Восьмой ежегодной инвестиционной конференции Dragon Capital 22‑23 марта представители западных инвестиционных фондов приняли участие в интерактивном голосовании по ряду экономических и политических вопросов относительно Украины. Примечательно, что, по мнению респондентов, самым большим препятствием к экономическому росту и процветанию нашей страны, является несоблюдение законов и необязательность их исполнения — 68 процентов, затем следует политическая элита, не вызывающая доверия — 16 процентов. И только на третьем месте стоит собственно экономическая причина — опасная зависимость от импорта газа — 10 процентов.

При этом к числу наибольших преимуществ Украины инвесторы относят, в порядке приоритетов: первое — еще неразработанные природные ресурсы (31 процент), второе — географическое положение (31 процент), третье — человеческий капитал (26 процентов).







  • Когда в 2005 году мы шли на выборы в местные советы, мы первые подняли вопрос о Хаджибеевском, Куяльницком, Григорьевском, Тилигульском лиманах — вообще о системах лиманов вокруг Одессы и их критическом состоянии. На нас тогда смотрели с удивлением, дескать, «Зачем им это нужно?!». А мы понимали, зачем. Мы знаем, что представляет собой этот природный ресурс, какое это богатство, и как мы не умеем им нормально распорядиться…>>>
  • Законотворчество — основной приоритет деятельности депутата и одновременно главный итог его пятилетней деятельности в стенах парламента. У народного депутата Сергея Гриневецкого этот итог внушительный: 55 подготовленных законопроектов и 88 депутатских запросов (депутатский запрос — официальное требование народного депутата к органам власти, для направления которого требуется поддержка Верховной Рады)…>>>
  • «Заработная плата — мерило уважения, с которым общество относится к данной профессии». Возможно, этот афоризм американской активистки движения за социальные права в США Джонни Тиллмон и справедлив для стран с развитой рыночной экономикой, но в украинских реалиях он вряд ли найдет подтверждение на практике…>>>
  • В иные времена о таких людях писали очерки, потому что на них земля наша держится — не на «дерзких» и «сильных», с ярко выраженным «хватательным» инстинктом, а на таких вот «незаметных» тружениках и труженицах, тихо делающих свое дело, и так же незаметно создающих общественные блага… Поклониться бы ей — за это ее чистое и светлое служение обществу. Так нет же! Именно по этому — самому драгоценному — и был нанесен жестокий и страшный удар…>>>
  • Неся бремя объективного аналитика и наблюдателя за нашей судебной системой, мы все чаще приходим к печальному выводу, что «черные мантии» — главные фигуранты в сомнительных делах, когда права человека растаптывают, буква закона попирается, а судебное решение несовместимо с понятием справедливости. «Раздутый миф» об «успехах» реформирования судебной власти является ярчайшим примером подлинного кощунства по отношению к праву в целом и его судебной системе, в частности. Классический тому пример — дело Н. Х. Кошура…>>>