Час пик
Быстрый переход:




Без права на забвение | Страница 3

Автор: Виталий Саражин, полковник запаса






Узники Бухенвальда, узнав о подходе союзных войск, 11 апреля успешно осуществили вооруженное восстание, обезоружили и захватили в плен более 800 эсэсовцев и солдат охраны, взяли в свои руки руководство лагерем. Одним из руководителей восстания в Бухенвальде был выпускник Рязанского пехотного училища Валентин Васильевич Логунов. Он командовал советским батальоном, который первым пошел на штурм эсэсовских охранных вышек во время восстания. Таким образом, узники Бухенвальда сами спаслись от уничтожения, так как гитлеровские власти накануне отдали приказ о физическом истреблении всех заключенных.

11 апреля в эфир над центральной немецкой областью Тюрингией неожиданно ворвались сигналы бедствия «SOS»! Радиограмма по три раза передавалась восставшими узниками на английском, немецком и русском языках.

Многострадальный Бухенвальд больше всего надеялся на американцев, так как они были рядом: узники уже три дня слышали канонаду, а из передач по радио знали, что 3‑я американская танковая армия генерала Паттона и входящая в нее 4‑я бронетанковая дивизия генерал-майора Уильяма Хоуга наступали в направлении Бухенвальда. Советские войска были далеко, и радиограмма до них не дошла.

Штаб генерала Паттона сигнал бедствия узников принял, но… ничего не сделал для освобождения Бухенвальда. Помощь так и не пришла, хотя два американских самолета вскоре после сигнала бедствия несколько раз низко пролетели над лагерем. Только через двое суток, отражая яростные атаки эсэсовцев, узники дождались прихода американских солдат.

Радость освобождения узников Бухенвальда была омрачена американцами. Своим первым приказом они потребовали сдать находившееся в руках заключенных оружие, а также попытались восстановить разрушенный во время восстания забор из колючей проволоки вокруг лагеря и поставить своих часовых. Это вызвало глубокое возмущение бывших узников Бухенвальда, а батальон из советских военнопленных под командованием В. В. Логунова вообще не выполнил требование о сдаче оружия и продолжал существовать как боевое подразделение.

На траурном митинге, посвященном памяти умерщвленных товарищей, 19 апреля 1945 года узники Бухенвальда всех национальностей дали клятву, которая была известна тогда всему миру, но теперь, к сожалению, позабыта: «Мы прекратим борьбу только тогда, когда последний фашистский преступник предстанет перед судом народов. Уничтожение фашизма со всеми его корнями — наша задача».

Увы… Даже по явно заниженным данным американской печати, в мире насчитывается до 50 тысяч фашистских преступников, из которых 10 тысяч имеют американское гражданство и проживают на территории США. Из 90912 подлежащих суду фашистских преступников, выявленных в ФРГ к концу 2000 года, было осуждено всего лишь 6479, поскольку спустя много лет «не было найдено фактов, стопроцентно подтверждающих вину преступника».

Показательна в этом плане судьба Ивана (Джона) Демьянюка, недавно умершего на 91‑ом году жизни.

 

В тишине и комфорте

 

Иван Демьянюк — бывший военнослужащий Красной Армии — в 1942 году попал в немецкий плен. Уже в 1943 году он служил надзирателем в Собиборе. Согласно данным немецкого Центра по раскрытию преступлений национал-социализма, Демьянюк служил также в эсэсовском тренировочном лагере в Травниках, в Майданеке и еще в двух концлагерях на территории Германии — в Регенсбурге и Флоссенбурге.

Когда стало известно о нацистском прошлом Демьянюка, его в 1981 году лишили гражданства США и экстрадировали в Израиль, где приговорили к смертной казни по обвинению в совершении преступлений во время службы в концлагере Треблинка, где за свою жестокость он якобы получил кличку «Иван Грозный». Но в 1993 году этот приговор отменили, поскольку сотрудники Международного центра по розыску нацистских преступников имени Симона Визенталя нашли доказательства того, что Демьянюк и «Иван Грозный» — не одно и то же лицо. Прозвище «Иван Грозный» носил некий Иван Марченко. По другим же сообщениям, государственных обвинителей подвели формальности — некоторые свидетельские показания не были должным образом оформлены.







  • Еще в 2006 году Сергеем Гриневецким была выдвинута идея разработки Государственной программы спасения и развития одесских лиманов — Хаджибеевского, Куяльницкого, Большого Аджалыкского, Аджалыкского и Тилигульского. Этот проект получил самую широкую поддержку со стороны ученых, экологов, общественности…>>>
  • «Безопасный город» — один из ключевых пунктов программы Сергея Гриневецкого. Являясь первым заместителем председателя Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны, он видит эту проблему как профессионал, системно, определяя ключевые факторы жизнеобеспечения города. Здесь и качество продуктов питания, и качество воды, и санитарная гигиена, и соблюдение ПДД...>>>
  • По самым скромным подсчетам только в Одессе в общежитиях проживает порядка 60 тысяч человек. Причем живут они не в лучших условиях, зачастую с риском вообще остаться на улице. И такие случаи бывают…>>>
  • Ситуация с украинской нефтепереработкой напоминает известный стишок про десять негритят. Правда, на заре независимости полноценно работающих нефтеперерабатывающих заводов в Украине было не десять, а шесть, но сути дела это не меняет. Как и в случае с негритятами, НПЗ последовательно прекращают свою жизнедеятельность…>>>
  • Если у вас захотят отнять жилье, не имея на то убедительных и документально подтвержденных оснований, совсем не обязательно, что вас защитит суд. Может случиться и наоборот: суд примет в производство дело, не имея никаких оснований для возбуждения производства. И вы проиграете в этом неправедном суде. А того факта, что судья наплевал и на ваши права, и на саму букву закона, никто не заметит. Ни в апелляционной инстанции, ни в Высшем суде. Называется это одним именем — произвол. Но это — не просто реалии наших будней. Это — «картинка с натуры»… >>>