Час пик
Быстрый переход:




«Матч смерти». Киноистория с продолжением… | Страница 1

Источник: Олег Тришатный




На Украине очередной российский художественный фильм попал в немилость чиновников от культуры. Вначале были «Мы из будущего 2» и «Август. Восьмого». Теперь вот — «Матч». Обозначилась тенденция, за которой прослеживается определенная идеология. И все это в период руководства страной не национально озабоченных «оранжевых», а регионалов.

В «шоу» главного на Украине сеятеля западных демократических ценностей Савика Шустера как-то прозвучал вопрос Виктору Януковичу: «Вы будете гарантом свободы слова?» На что В. Янукович, задумавшись на пару-тройку секунд, изрек: «Буду!». Публика сообразила не сразу, вопрос был не о свободе слова вообще, а о «Свободе слова» — скандально известном проекте Шустера, внедренном на трех-четырех основных телеканалах страны. Как известно, все степени «свободы» Шустера (и тех сил, что стоят за ним) не предполагают иного выбора для Украины, кроме европейского. При этом, конечно, замалчивается главная «тайна»: осчастливить европейской интеграцией со временем удастся не всех граждан Украины. Поскольку, как говорится в известной пушкинской строке, «иных уж нет, а те далече».

Тут вполне уместно было бы демократу Шустеру задать европейским коллегам прямой вопрос: «Интегрироваться будем с людьми или без?». Но об угрожающем сокращении населения страны на передачах «гарантированной свободы» говорить не принято. Не услышать у шустеров и о спасительной для Украины идее Русского мира. Зато сладких сказок о том, как хорошо «за бугром» — этого изрядно. Не прозвучат здесь слова озабоченности и по поводу череды запрещенных к показу на Украине фильмов.

Итак, по каким же мотивам принято запрещать кинофильмы на Украине? В запретах этих (не важно, официальных или неофициальных) видны отсветы некоей глобальной битвы, истинного «Матча смерти».

Первенец запрета — «Мы из будущего 2» (2010 год). Авторы — режиссеры А. Самохвалов, Б. Ростов; сценарист А. Шевцов, — прикоснулись к теме непростой, а для Украины исключительно болезненной.

Фабула такова. На Галичину из Питера приезжают два поисковика для участия в исторической реконструкции боя под Бродами (прорыв «бродского котла» в рамках Львовско-Сандомирской операции). Два украинца — агрессивный украинский националист и киевлянин жаждут поиздеваться над приехавшими «москалям». Львовянин красноречивым жестом приветствует гостей из Питера, изображая удавку. В момент очередной «шутки» все четверо фантастическим взрывом вбрасываются в 1944 год, в огненный котел войны. Они попадают то в отряд бандеровцев (все четверо проходят через расстрельную яму, в которой «коммуняки или те, кто им помогал»), то в подвал НКВД, то на передовую, то в точку боестолкновения…

Что не понравилось украинским «киноведам», запретившим фильм к прокату? То, что в расстрельной яме героических вояк-бандеровцев сидели украинцы — женщины и мужчины, один так и в гуцульской одежде, и все вместе умоляли не стрелять? Или не по душе пришлось, что герои нашли общий язык, спасая младенца, рожденного среди боя. Младенец — похоже, метафора будущего.

Или не понравилось, что в решающий момент все четверо — русские и украинцы — дружно вскинули оружие и стали уничтожать лезущих на высотку фрицев?

Судя по всему «искусствоведам» все решительно не понравилось. Не понравилась сама мысль о славянском единстве в критический момент. И это понятно: в рамки «европейского выбора» не вмещается.

Фильм «Август. Восьмого» (режиссер Д. Файзиев, сценарист Майкл Лернер, 2012 год). История о поиске семилетнего сынишки матерью и о зарождении любви на фоне войны. Война — боевые действия в Южной Осетии во время грузинской агрессии. Как по мне, фильм этот лучше многих и многих голливудских, высосанных из пальца.







  • По просьбам одесситов мне неоднократно приходилось выступать с депутатскими обращениями по вопросам работы ЖКХ к органам власти, как центральным, так и местным. И вывод, к которому я пришел, очевиден. Главная задача — сформировать такие условия, когда коммунальные предприятия сами будут бороться за своего потребителя, стремясь предоставить ему качественные услуги…>>>
  • Изношенные сети — это проблема не только Одессы. Она уже давно обрела масштаб национального бедствия…>>>
  • Малиновский район — не только колоритная Молдаванка, Промзона с крупнейшими предприятиями или типовая застройка «Черемушек». Это и пять поселков — Ленпоселок, Дзержинка, Сахарный — окраины, где жизнь отличается от ритма «большого города». Находясь в стороне от главных магистралей и оживленных улиц, не так заселенные, как спальные районы — эти места зачастую обделены вниманием властей…>>>
  • 13-15 гривень за десяток яиц — не перебор ли, панове? К примеру, в Киеве стоимость этого хрупкого продукта, даже после повышения, колеблется в диапазоне 10-11 гривень. Но и это — слишком высокая цена, особенно, если учесть темпы роста отрасли и себестоимость яйца, которая… ровно в 10 раз ниже розничной в Одессе…>>>
  • Если у вас захотят отнять жилье, не имея на то убедительных и документально подтвержденных оснований, совсем не обязательно, что вас защитит суд. Может случиться и наоборот: суд примет в производство дело, не имея никаких оснований для возбуждения производства. И вы проиграете в этом неправедном суде. А того факта, что судья наплевал и на ваши права, и на саму букву закона, никто не заметит. Ни в апелляционной инстанции, ни в Высшем суде. Называется это одним именем — произвол. Но это — не просто реалии наших будней. Это — «картинка с натуры»… >>>