Час пик
Быстрый переход:




Так начиналась война... | Страница 1

Автор: В. Коваленко, инвалид Великой отечественной войны, гвардии полковник




Спустя восемь лет после окончания Великой Отечественной войны, в октябре 1953 года, я, будучи в очередном отпуске, отдыхал в военном санатории в городе Сухуми. Моим соседом по комнате оказался офицер пограничных войск майор Зернов, который и рассказал мне об одном эпизоде, произошедшем накануне войны в июне 1941 года.

В то время Зернов был начальником штаба в погранотряде, дислоцировавшимся на западной границе Украины в городе Владимир-Волынский. Ближе к полуночи 21 июня 1941 года в штаб поступил звонок о том, что линию границы, по реке Западный Буг в районе города Сокаль, переплыл солдат вермахта Альфред Лискоф для того, чтобы предупредить своих советских друзей о грозящей им опасности. Он попросил немедленно доставить его к высшему начальнику советских пограничных войск.

В ту же ночь из Сокальской комендатуры Лискофа перебросили на машине во Владимир-Волынский. Допрашивал Лискофа через переводчика начальник штаба пограничного отряда капитан Зернов. Волнуясь и поминутно поглядывая на часы, что висели в кабинете, Альфред Лискоф отрекомендовался старым другом советского народа и сообщил, что в его части уже зачитали приказ Гитлера о нападении на Советский Союз. Лискоф считал своим долгом предупредить об этом «советских геноссе» и потому решился на такой отчаянный шаг. Немедленно все, что сообщил Лискоф, было передано по прямому проводу в Москву.

Ввиду чрезвычайной важности сообщения, его принял человек, которому тогда была поручена забота о безопасности Советского государства, в том числе и охрана его границ. Выслушав ночное донесение с украинской границы, этот человек отрывисто бросил: «Чепуха!». Пограничный командир, передавший сообщение, спросил, не нужно ли усилить границу, принять дополнительные меры по ее охране, и связаться с регулярными частями Красной Армии, находившимися в ближних тылах.

— Не паникуйте! — прозвучал в ответ жесткий голос. — Это самая обыкновенная провокация, а вас предупреждали не отвечать на провокации. Поверим какому-то немцу, а его могло подослать гестапо. Никаких особых мер не принимайте.

Такие указания дал Лаврентий Берия на западную границу Украины в ночь с 21 на 22 июня 1941 года, старый сообщник такого же как он сам замаскированного врага народа тогдашнего посла СССР в гитлеровской Германии Деканозова.

Подлинный смысл услышанного раскрылся только летом 1953 года после разоблачения одного из самых опасных и коварных врагов советского государства.

Через несколько дней, во время передачи сообщения советского информбюро, стало известно, что немецкий солдат Альфред Лискоф, не пожелавший воевать против советского народа, перешел на нашу сторону, а затем обратился к немецким солдатам с призывом свергнуть режим Гитлера.

С наступлением памятного рассвета 22 июня 1941 года, разбуженные треском рвущихся невдалеке снарядов, падающих на пол мелких кусков оконных стекол, запахом пороховой гари, услышав голос дежурного офицера и протирая заспанные глаза, советские пограничники разбирали оружие и бежали к границе на реке Западный Буг.

Таковы события последней мирной ночи в жизни Советского Союза.

В 4 часа утра 22 июня авиация фашистской Германии бомбила советские города, аэродромы, железнодорожные узлы. Сухопутные войска перешли в наступление. Началась Великая Отечественная война.

Эта война была войной всего советского народа против немецко-фашистских захватчиков.

В первые дни войны началась эвакуация из прифронтовых районов, были вывезены и введены в действие на новых местах около 550 крупных заводов и развернуты в глубоком тылу главные промышленные базы по производству вооружения для фронта.

Дни и ночи напролет, в 2‑3 смены, полуголодные, без сна и отдыха, в тяжелейших условиях, трудились на этих заводах женщины и пожилые люди, не подлежавшие призыву в армию. Фронт и тыл были едины, во имя победы над врагом трудились все — от мала до велика.







  • Совершенно очевидно, что действующая система управления дает очень серьезные пробуксовки, очень много бюрократии. И «его величество бюрократ» — он становится почвой для коррупции и барьером в диалоге власти и населения…>>>
  • Лифты — проблема любого крупного города. К сожалению, неприятных, а порой и трагичных, ситуаций с лифтами становится все больше, и, по мнению С. Гриневецкого, этот вопрос заслуживает отдельного детального обсуждения…>>>
  • Когда в 2005 году мы шли на выборы в местные советы, мы первые подняли вопрос о Хаджибеевском, Куяльницком, Григорьевском, Тилигульском лиманах — вообще о системах лиманов вокруг Одессы и их критическом состоянии. На нас тогда смотрели с удивлением, дескать, «Зачем им это нужно?!». А мы понимали, зачем. Мы знаем, что представляет собой этот природный ресурс, какое это богатство, и как мы не умеем им нормально распорядиться…>>>
  • Украинский суд, как показывает практика, — не просто самый несправедливый в мире. Он еще и проявляет завидный правовой нигилизм. То есть сам суд, как бы призванный строжайшим образом следить за соблюдением законов, на эти же нормы закона банально плюет…>>>
  • «Баксам» пророчат уход с первых ролей в мировой финансовой системе уже давно. А он живет, и, если и не процветает, то уж на поверхности держится точно. Но, за последние несколько месяцев в мире произошло несколько событий, которые, без сомнения, в той или иной степени, на его «плавучесть» действуют…>>>