Час пик
Быстрый переход:




Альберт Великий — пророк и философ | Страница 2

Автор: Лариса Кириченко, по материалам интернет-источников






Кельном деятельность Альберта тогда еще Больштедтского не ограничивается — он преподает в других городах Франции и Германии — Страсбурге, Регенсбурге, Париже. В Кельне и Париже среди его учеников появляется Фома Аквинский, крупный молчаливый задумчивый юноша, в котором Альберт распознал гениальность и предсказал ему великое будущее. Фома станет одним из любимейших учеников Альберта, и будет сопровождать его в поездках по университетам и многочисленным странствиям.

Параллельно с преподаванием Альберт занимается общественной деятельностью: избирается главой своего ордена в Германии, совершает поездку в Рим для защиты ордена от нападок со стороны других монашествующих орденов, проповедует Евангелие и другие священные книги, разрабатывает правила, определяющие направления обучения и учреждение системы присвоения степеней в Ордене доминиканцев.

А потом уже будучи вполне зрелым человеком, в возрасте от 54 до 68 лет Альберт становится епископом Регенсбурга (Ратисбона). Где-то около этого времени он получает звание «универсального доктора», особо отмечаются его необыкновенные знания в области физики, химии, механики. Уступал в этом деле он разве что своему современнику Роджеру Бэкону. Альберт был настолько сведущ в точных науках, что его подозревали в колдовстве, приписывая ему создание механических людей. Соответственно слухи и легенды о нем ходили разные. Еще один его современник, Ульрих Энгельберт, называет его чудом и потрясением своего века.

В 1274 году папа Григорий Х лично пригласил его участвовать в Лионском Соборе, где он прославился как активный участник дискуссий. Тогда же умирает его ученик Фома Аквинский. Объявление о смерти св. Фомы в Росса Нуова, заставшее его в то время, когда он участвовал в Соборе, было для Альберта тяжелым ударом, и он заявил, что «Свет Церкви» погас. Было вполне естественно, что он очень любил своего выдающегося святого ученика и, говорят, что в последствии он не мог сдержать слезы при любом упоминании имени св. Фомы.

 

Вера не слепа: она основывается на разуме!

 

После смерти Фомы Альберт пережил тяжелую депрессию, и к более или менее активной жизни вернулся лишь через 3 года. В 1277 году наблюдался последний всплеск былой силы духа и живости разума, когда было объявлено, что парижский епископ Стефан Тампье и другие пожелали осудить писания св. Фомы под тем предлогом, что к ним слишком благоволят неверующие философы, и Альберт отправился в Париж, чтобы защитить память своего ученика. Некоторое время после 1278 года (в котором он составил свое завещание) он страдал от провалов в памяти; его могучий ум постепенно помрачался; его плоть, изможденная постами, аскетической жизнью и многими трудами, не выдержала тяжести лет, да и возраст был почтенный. В 1280 году он умер и похоронен в доминиканской церкви св. Андрея.

После своей смерти он был сначала беатифицирован в XVII веке, а затем канонизирован в 1931 году. В католической церкви есть несколько рангов почитания: блаженные, святые, отцы и т. д. Уже в ХХ веке в Кельне были полностью изданы его произведения, а во дворе Кельнского университета стоит памятник Альберту Великому.

В канун 700‑летия со дня смерти Альберта Великого Папа Иоанн Павел II в Кельне сказал о нем, что благодаря Альберту была признана истинность веры, основывающейся на разуме. Именно такой она сделалась собственностью христианского мира. Христианский мир, не поступившись ни одним из важных элементов своей традиции или же основ веры, обогатил свое понимание действительности разумными доводами и доказательствами.

Имя «Великий» Альберт получил не зря. Его роль в развитии христианской теологии, философии, христианского, а вместе с тем просто европейского сознания была действительно велика. Как утверждают современные католические теологи, главная заслуга Альберта состояла в том, что он первый оценил степень того богатства, которое может быть почерпнуто из арабской и греческой философии и науки. Эту науку и философию нельзя было просто принять, но нельзя было просто отвергнуть. Принять нельзя — потому что она противоречила во многом христианству. Отвергнуть нельзя — потому что без нее христианство лишалось разумных, интеллектуальных оснований, к тому же растущая популярность чужеродных текстов, их притягательность для интеллектуалов делали их опасным идеологическим антихристианским оружием. Остается одно: так принять, чтобы не принимать, так отвергнуть, чтобы не отвергать. Инструменты для этого есть. Теологи к тому времени уже достаточно преуспели в искусстве экзегетики — толкования священных текстов. Дело оставалось за малым — толковать не только священные, но и не священные тексты. И для этого были ресурсы. Еще в 1080 году были обнаружены римские юридические тексты, с которых началась средневековая юриспруденция. Ее начало обычно связывается с именем Ирнерия из Болоньи. Он готовит свои «глоссы» (замечания) к «Corpus Juris» и Дигестам, пишет трактаты «Вопросы о тонкостях права» и «Summa Codicis», преподает римское право своим ученикам. Юриспруденция становится самостоятельной научной дисциплиной, в которой противоречия выдвигались и разрешались путем использования правил логики, а также с помощью анализа содержания текстов, их понимания в соответствии с конкретными условиями. Главное же — болонские юристы показали, что понимать и толковать можно не только теологические, но и светские тексты. Так были заложены основы светской герменевтики, исторически первой из которых была герменевтика юридическая.







  • Изношенные сети — это проблема не только Одессы. Она уже давно обрела масштаб национального бедствия…>>>
  • В начале 90‑х, когда начинались реформы, нас уверяли в том, что «рынок все решит». Но рынок не решил…>>>
  • Народный депутат Сергей Гриневецкий за период своей деятельности в Верховной Раде с ноября 2007 года подготовил и направил 88 депутатских запросов…>>>
  • В иные времена о таких людях писали очерки, потому что на них земля наша держится — не на «дерзких» и «сильных», с ярко выраженным «хватательным» инстинктом, а на таких вот «незаметных» тружениках и труженицах, тихо делающих свое дело, и так же незаметно создающих общественные блага… Поклониться бы ей — за это ее чистое и светлое служение обществу. Так нет же! Именно по этому — самому драгоценному — и был нанесен жестокий и страшный удар…>>>
  • Вступление в ЕС многим в Украине кажется сродни вхождению в Царство Божие. В то же время нынешний кризис, в который все глубже погружается европейская экономика, заставляет в этом усомниться. Особенно интересно для нас посмотреть на судьбу стран, которые вступили в ЕС сравнительно недавно…>>>