Час пик
Быстрый переход:




Российская Империя не строилась на покорении инородцев, как это делали другие | Страница 1

Автор: Джон Лафлэнд, «Брюссель Джорнал», перевод с английского Владислава Гулевича




Эта статья принадлежит перу Джона Лафлэнда — британского журналиста, ученого и писателя. Джон — член Совета Британской хельсинкской группы по правам человека, директор исследовательских программ Института демократии и сотрудничества. Получил степень доктора философии в Оксфордском университете, учился в Мюнхенском университете имени Людвига Максимилиана, преподавал в Сорбонне и Парижском институте политических наук. Имеет ученую степень во Франции.

Публикуется в «Гардиан», «Санди Телеграф» «Уолл-Стрит Джорнал», «Нэшнл Ревю» и др. В своих публикациях Лафлэнд подвергает критике политику США, прежде всего, по отношению к бывшим советским республикам, и отрицает современную «историографию» СССР.

Все кампании в защиту меньшинств ведутся людьми, называющими себя демократами. Но их кампании часто противоречат демократическому процессу и мнению большинства. Инструментарий «прав человека» используется либеральной элитой против, по их мнению, реакционных установок у других народов.

Посмотрите на страны Балтии. Они были частью Советского Союза с 1940 по 1991 годы, когда они обрели независимость за несколько месяцев до развала СССР. У них был короткий период независимости между двумя мировыми войнами, как результат Брест — Литовского мира 1918 года — унизительного для побежденной и ослабленной революцией России, навязанный ей Австрией и Германией.

Во время независимости страны Балтии превратились в диктаторские государства (Литва в 1926 г., Латвия и Эстония — в 1934 г.). До 1918 г. Таких государств, как Латвия и Эстония, не существовало. Они были частью Российской Империи с 1720 г., т. е. почти с того же времени, как Шотландия была объединена с Англией, образовав Объединенное Королевство. До этого эти две республики принадлежали Швеции, а до этого — тевтонским рыцарям (У Литвы история совсем другая). Вхождение этих стран в состав СССР в 1944 году не было, как многие сейчас утверждают, актом неприкрытой агрессии со стороны русских, а, скорее, восстановлением статус-кво, который существовал на протяжении столетий. Это отвечало интересам значительной части прибалтийского политического класса, многие из которого были преданными коммунистами.

По иронии судьбы, по итогам отвергаемого сегодня пакта Молотова-Риббентропа 1939 года столицей Литвы стал польский город Вильно (Вильнюс), и является им до сих пор.

Как результат долгого нахождения в составе России, а затем СССР, в этих республиках, особенно, в Латвии и Эстонии, проживает значительное русское меньшинство.

Обретя в 1991 году независимость, эти страны решили взять на вооружение, как конституирующий принцип их государственности, идеологию политической фантазии, известной как теория о советской оккупации. Они заявили, что были «оккупированы» СССР, а не присоединены к нему, а их независимость — это всего лишь возобновление традиции давней государственности. Латыши даже отыскали внучатого племянника диктатора межвоенного периода Карлиса Улманиса Гунтиса Улманиса, чтобы он стал президентом в 1991 году, и который стал им в 1993 году.

Теория об оккупации Прибалтики — ложь. Оккупация — это специфическое понятие из области международных отношений, когда одна страна, доминируя над другой, вводит на ее территорию свои войска. Подробно определения оккупации изложены в Гаагской конвенции 1907 года. Когда страна оккупирована, политические и военные учреждения формируются оккупантами. Понятие гражданства лишается юридической легитимности, и превращается в отдельную юридическую категорию, даруемую по усмотрению оккупанта. При вхождении в состав другого государства, напротив, граждане присоединенной страны обретают гражданство той страны, к которой они присоединились.

Это-то и случилось с прибалтами. Они все были советскими гражданами с 1944 по 1991 годы. Несомненно, многих этот статус не устраивал, и он бы хотели его изменить. К этому стремятся все национально-освободительные движения. Но было бы ложью заявлять, что эти страны были оккупированы. Это все равно, что сказать, будто фламандцы «оккупированы» сейчас Бельгией.







  • Выборы в местные советы должны проходить стопроцентно по мажоритарным округам. Особенно это стало понятно сейчас…>>>
  • Теперь молодым приходится рассчитывать только на себя, в лучшем случае — на помощь родителей. И в вопросе жилья также. Накануне экономического кризиса Украина переживала строительный бум. Но он не решил жилищной проблемы…>>>
  • Изношенные сети — это проблема не только Одессы. Она уже давно обрела масштаб национального бедствия…>>>
  • Ситуация с украинской нефтепереработкой напоминает известный стишок про десять негритят. Правда, на заре независимости полноценно работающих нефтеперерабатывающих заводов в Украине было не десять, а шесть, но сути дела это не меняет. Как и в случае с негритятами, НПЗ последовательно прекращают свою жизнедеятельность…>>>
  • Неся бремя объективного аналитика и наблюдателя за нашей судебной системой, мы все чаще приходим к печальному выводу, что «черные мантии» — главные фигуранты в сомнительных делах, когда права человека растаптывают, буква закона попирается, а судебное решение несовместимо с понятием справедливости. «Раздутый миф» об «успехах» реформирования судебной власти является ярчайшим примером подлинного кощунства по отношению к праву в целом и его судебной системе, в частности. Классический тому пример — дело Н. Х. Кошура…>>>