Час пик
Быстрый переход:




Размышления у государственной границы: неожиданный ракурс | Страница 1

Автор: Андрей Потылико




После того, как Украина стала независимым государством, система охраны границы начала существенно меняться. И, мягко говоря, не самым лучшим образом. С одной стороны, появились признаки либерализма, но, с другой, организационный и моральный уровень украинских погранвойск начал резко падать.

 

За последние годы я переходил линию ИТС, то есть злостно нарушал пограничный режим не менее 150 раз, однако защитники рубежей страны «ловили» меня в запретной зоне лишь 6‑7 раз. Цифры говорят сами за себя. Последний случай окончательно убедил меня в том, что наша «зеленая граница» охраняется в лучшем случае номинально.

 

Сразу же хочу предупредить читателей: эта статья совершенно субъективна. Здесь не будет комментариев должностных лиц Госпогранслужбы Украины. Не будет статистики, которая показывает официальную сторону охраны государственной границы (объемы контрабанды, миграции населения и т. д.). Не будет экспертного анализа нынешнего состояния пограничного ведомства и его боеспособности.

Предлагаемые вашему вниманию заметки целиком и полностью построены на личном опыте автора этих строк — опыте «столкновения» с действующим пограничным режимом и общения с защитниками рубежей нашей Родины. Представляет ли этот опыт какое-либо значение для оценки сегодняшней ситуации на границе, судить не мне. Терпеливому читателю я могу обещать только одно — скучно не будет.


 

Эпизод первый, смешной и серьезный: детское знакомство с «железным занавесом»

 

Мое первое знакомство с государственной границей (а состоялось оно в советское время) было смешным и серьезным одновременно. Инцидент произошел в столь раннем детстве, что я ничего не помню — об этом мне рассказали родители. В тот период мы жили в общежитии, на пятом этаже, и одно из наших окон выходило на Дунай. То бишь, на границу с Румынией. И вот как-то вечером к нам «в гости» явился пограничный наряд. Суровые воины в зеленых фуражках объяснили моим маме и папе: есть подозрение, что из окна этой квартиры подаются световые сигналы в сторону границы — окно уже несколько минут то загорается, то гаснет.

Родители сначала удивились и даже растерялись, но причина «световых сигналов в сторону границы» выяснилась очень быстро. Маленький мальчик (а это был я, как вы понимаете) стоял на табуретке и играл с выключателем, наблюдая за тем, как «моргает» люстра.

Увидев «шпиона», пограничники извинились и ушли. Такая вот бдительность была в процессе охраны границы Союза Советских Социалистических Республик.

В школьные годы я с друзьями часто гулял на берегу Дуная, и нас всегда огорчала пограничная колючая проволока, заграждавшая доступ к воде. Мы тогда не понимали, что этот барьер — часть легендарного «железного занавеса», и относились к нему уважительно и даже трепетно. Не знаю, как в Измаиле, но среди ренийской детворы бытовала легенда, что колючую проволоку трогать нельзя. Одни говорили, что по ней идет электрический ток, который может ударить человека; другие верили, что после прикосновения к ограждению немедленно прибегут пограничники и всех схватят. Таким образом, делу охраны священных рубежей СССР служили даже мифы.

 

Эпизод второй, профилактический: я пойман, хотя и не вор

 

В 16‑летнем возрасте мне довелось проверить прочность «железного занавеса» не мифически, а реально. К западу от Рени, на стыке границ Украины, Румынии и Молдовы, расположено интересное место, известное в народе как Третий овраг. Это целая система глубоких и извилистых оврагов, ряд из которых могли бы запросто вместить пятиэтажный дом. Самые отчаянные ренийские мальчишки ходили туда играть в «войнушку» (родители за такие походы по головке не гладили), а поскольку в число отчаянных я не входил, то Третий овраг долго оставался для меня «терра инкогнита».







  • Нужно искать новую эффективную модель, чтобы не превращать райадминистрации в отделы по переписыванию бумаг… Стране нужна дальнейшая реформа власти, в первую очередь, власти на местах…>>>
  • Малиновский район — не только колоритная Молдаванка, Промзона с крупнейшими предприятиями или типовая застройка «Черемушек». Это и пять поселков — Ленпоселок, Дзержинка, Сахарный — окраины, где жизнь отличается от ритма «большого города». Находясь в стороне от главных магистралей и оживленных улиц, не так заселенные, как спальные районы — эти места зачастую обделены вниманием властей…>>>
  • Законотворчество — основной приоритет деятельности депутата и одновременно главный итог его пятилетней деятельности в стенах парламента. У народного депутата Сергея Гриневецкого этот итог внушительный: 55 подготовленных законопроектов и 88 депутатских запросов (депутатский запрос — официальное требование народного депутата к органам власти, для направления которого требуется поддержка Верховной Рады)…>>>
  • Страсти кипят вокруг главной отечественной сиделицы. Восторженные фанаты исступленно требуют ей свободы. Того же домогаются зафрахтованные зарубежные борцы за демократию в Украине. Даже циклические изменения в самочувствии VIP-заключенной ставятся в вину «преступной власти»… На самом же деле циркачам и шоуменам нашей общественной жизни глубоко безразличны права человека, его свободы и сама свобода. Если, конечно, это не касается их самих и их подельников…>>>
  • Неся бремя объективного аналитика и наблюдателя за нашей судебной системой, мы все чаще приходим к печальному выводу, что «черные мантии» — главные фигуранты в сомнительных делах, когда права человека растаптывают, буква закона попирается, а судебное решение несовместимо с понятием справедливости. «Раздутый миф» об «успехах» реформирования судебной власти является ярчайшим примером подлинного кощунства по отношению к праву в целом и его судебной системе, в частности. Классический тому пример — дело Н. Х. Кошура…>>>