Час пик
Быстрый переход:




Размышления у государственной границы: неожиданный ракурс | Страница 3

Автор: Андрей Потылико






Не буду сейчас касаться работы ГПСУ в пограничных пунктах пропуска — я практически не бываю за границей, и не сталкиваюсь с практикой пограничного и таможенного контроля. Мой рассказ целиком посвящен охране так называемой «зеленой границы».

Откуда же взялся у меня этот самый личный опыт близкого «общения» с кордоном нашей «неньки»? Все очень просто. Я очень люблю природу, и считаю, что отдых где-нибудь в лесу или на берегу водоема — лучший из всех существующих его вариантов. Но автомобиля у меня нет, и, соответственно, нет возможности выезжать туда, где природа более-менее сохранилась. Что остается? Остаются окрестности, доступные пешеходу или велосипедисту. В этом смысле засушливые местные степи — не самый привлекательный ландшафт. Единственным островком сравнительно дикой природы является побережье Дуная. Однако оно же — пограничная зона, вход в которую строго регламентирован.

Что делать: добросовестно соблюдать пограничный режим или же прорываться к запретному плоду на свой страх и риск?

Грешен: я выбрал второе. Тем более что за годы независимости на некоторых участках границы линия инженерно-технических сооружений (ИТС) была разрушена, пограничные вышки оказались брошенными, заставы закрылись. В частности, такая картина наблюдается на отрезке от Рени до Джурджулешт: например, остатки колючей проволоки здесь можно просто перешагнуть. И я стал перешагивать все чаще и чаще: иногда с друзьями или с семьей, но, как правило, в гордом одиночестве. Там, за условной чертой, манили шашлыки, рыбалка, купание… Ну, как устоять перед соблазном?

Сначала я ощущал себя чуть ли не преступником, но потом пришел к выводу, что оставшаяся в наследство от СССР концепция охраны границы (линия ИТС, колючая проволока, пограничный режим) — просто анахронизм. Эта концепция эффективна только при условии дальнейшего применения советских методов защиты рубежей государства. Если же мы уходим от этих методов и движемся в сторону Европы, то столбы с «колючкой» как-то плохо совмещаются с современными технологиями охраны границы.

Нарушая действующий в нашей стране пограничный режим, я всегда оправдывал себя по нескольким пунктам. Во-первых, в погранзоне я всегда появляюсь с документами (именно отсутствие документов — один из поводов для применения к вам предусмотренных законом санкций). Во-вторых, Статья 33 Конституции Украины гарантирует гражданам свободу передвижения на всей территории страны, и с этой точки зрения погранзона — даже за линией ИТС — такая же территория Украины, как и любой другой ее район (общеизвестно, что дунайская граница проходит по фарватеру реки). И хотя Постановления Кабмина от 27 июля 1998 г. № 1147 и от 8 декабря 2010 г. № 1110 «О пограничном режиме» предусматривают нахождение граждан за линией ИТС только по специальному разрешению ГПСУ, конституционность этой нормы вызывает сомнения. И, в-третьих, меня всегда утешал тот факт, что мои вылазки не представляют никакой угрозы государственным интересам Украины на ее рубежах.

Парадокс, однако, заключается в том, что большинство конфликтов с пограничниками у меня возникало тогда, когда я не нарушал погранрежим.

 

Эпизод третий, алкогольно-апельсиновый: гнев обиженного хранителя рубежей

 

Среди множества этих конфликтов можно выделить абсурдный инцидент, произошедший, что называется, на ровном месте. В разгар лета я шел вдоль Дуная, причем не по дикой местности, а по вымощенной бетонными плитами дороге, которая проложена в 20‑30‑ти метрах от линии ИТС. Внезапно из иномарки, стоявшей на обочине, вышли двое мужчин — пограничник и гражданский. Пограничник попросил меня предъявить документы, и я протянул ему удостоверение журналиста. С недоверием изучив его, служивый начал расспрашивать меня, откуда (куда) я иду, и что вообще здесь делаю. В подобных случаях я всегда рассказываю нехитрую легенду: иду с «фазенды». Правдоподобно. А проверить — трудно (в этих местах действительно расположен крупный массив садово-огородных участков). В принципе я не против говорить правду, однако никто ведь не поверит, что человек «просто так», ради спортивного интереса совершает 15‑километровую пешеходную прогулку в непосредственной близости от кордона…







  • Застройка Молдаванки должна базироваться на нескольких принципах. Во-первых, ключевым должен стать принцип социальной справедливости…>>>
  • Имея выгодное географическое положение, самую протяженную среди Черноморских стран длину береговой линии и морских границ, развитую сеть портов, автомобильных и железных дорог, серьезный научный и образовательный потенциал для развития морской отрасли в целом, Украина значительно ослабила свои позиции в Черноморско-Азовском регионе и других регионах Мирового океана…>>>
  • Есть вопросы регионального уровня, которые тоже надо решать, но опять же, они из региональных должны переходить в общегосударственные…>>>
  • В иные времена о таких людях писали очерки, потому что на них земля наша держится — не на «дерзких» и «сильных», с ярко выраженным «хватательным» инстинктом, а на таких вот «незаметных» тружениках и труженицах, тихо делающих свое дело, и так же незаметно создающих общественные блага… Поклониться бы ей — за это ее чистое и светлое служение обществу. Так нет же! Именно по этому — самому драгоценному — и был нанесен жестокий и страшный удар…>>>
  • Сознание человека в обществе потребления, блокирует любую информацию, в которой не заложен элемент материальной прибыли, проще говоря, «бесплатно размышлять» никто уже не будет, а вот за деньги, такие люди, согласны будут размышлять в любом указанном направлении. «Бухгалтерское мышление» — так удачно назвала этот феномен президент Литвы Даля Грибаускайте, разрушает общество, а ведь общество — это фундамент государства…>>>