Час пик
Быстрый переход:




Размышления у государственной границы: неожиданный ракурс | Страница 5

Автор: Андрей Потылико






— А в чем проблема?

— Как в чем проблема? Вы идете ночью в пограничной зоне. И нам хотелось бы знать, куда и с какой целью.

— И что? Я — гражданин Украины, нахожусь на территории Украины. И нахожусь вполне законно. Мои документы в порядке? В порядке. Какие могут быть еще вопросы?

— Я вам повторяю: вы находитесь ночью на границе…

— А у нас действует комендантский час?

— Нет. Но мы обязаны вас остановить и выяснить цель вашего пребывания в погранзоне в ночное время.

— На каком основании? В каком законе написано, что я не имею права ходить здесь ночью? Я гуляю. Я что-нибудь нарушил? Если да, то что именно? По-моему, я не нарушаю пограничный режим. А если так, то почему меня надо задерживать?

— Вы пока ничего не нарушили, но…

— Мужики, повторяю еще раз: я — гражданин Украины, и законным образом нахожусь на территории Украины. Вы должны четко назвать причину моего задержания. А если ее нет, то на ваши вопросы я отвечать не обязан.

Очевидно, пограничники никак не могли опровергнуть мою правовую логику, и я получил возможность продолжить свой путь. Добравшись до определенного места, я просто полежал на траве и пошел обратно. Но тут меня снова остановили уже знакомые «зеленые береты». Они опять попросили мое служебное удостоверение и стали долго изучать его при свете фонарика. И все-таки нашли, к чему придраться. Удостоверение оказалось просроченным на шесть или семь месяцев — я забыл его продлить. Пришлось признать свою формальную вину, однако я надеялся, что этот сугубо бюрократический момент вряд ли имеет такое уж важное значение для безопасности рубежей Родины.

Но пограничники думали иначе. Это был их «звездный час», и они не собирались отпускать свою «добычу» безнаказанной. «Зеленые береты» пояснили, что мне необходимо задержаться: через пять-десять минут сюда подъедут сотрудники Госпогранслужбы, которые и будут разбираться со мной дальше. Я не стал спорить, тем более что совесть моя была чиста. По крайней мере, в данном конкретном случае.

Стою. Жду. На часах — 2.15. Вокруг — сплошная ночная благодать: звезды, луна, легкий летний ветерок, шум леса на берегу Дуная. Бдительные пограничники хранят молчание. Проходит пять минут, десять, пятнадцать. Я вглядываюсь сквозь мрак в сторону Рени: когда же появятся фары машины ГПСУ? Никто не едет. Защитники рубежей, охраняющие меня, по-прежнему безмолвствуют. Я — аналогично.

Ожидание утомляет меня, я начинаю медленно ходить туда-сюда. Время идет, возникает нервозность. Я прерываю взаимный «обет молчания» и спрашиваю пограничников, когда же прибудет их «подкрепление». Они отвечают, что очень скоро — буквально через пять минут…

Проходит сорок минут. Я не выдерживаю: «Ребята, вы как хотите, но я иду в город. Сколько можно ждать? Если бы румыны форсировали Дунай, то при такой оперативности нашей погранслужбы они были бы уже под Одессой!» Моя «военно-политическая» реплика вызывает заметное недовольство «зеленых беретов». Мне дают понять: никуда не рыпайся, а потенциальная румынская (или любая другая) угроза — не моего ума дело.

И вот — долгожданный миг. На место моего задержания приезжает пограничный УАЗик, из которого выходят девушка-офицер и трое или четверо военнослужащих ГПСУ. Девушка подходит ко мне и говорит что-то невнятное. Долгое ожидание разозлило меня, и я на повышенных тонах шокирую ее: «Представьтесь, пожалуйста! Назовите свою фамилию, звание и должность. Я предъявил свои документы, предъявите и вы свои!»

Девушка-офицер, явно сбитая с толку подобным поведением задержанного, изумленно переглядывается с подчиненными и говорит что-то вроде: «Ни фига себе! Да он еще и кричит на меня!»







  • Через пять дней после принятия этого Закона, Верховная Рада, снова по инициативе Сергея Гриневецкого приняла Заявление «Безъядерному статусу Украины — реальные гарантии»…>>>
  • Есть вопросы регионального уровня, которые тоже надо решать, но опять же, они из региональных должны переходить в общегосударственные…>>>
  • Когда в 2005 году мы шли на выборы в местные советы, мы первые подняли вопрос о Хаджибеевском, Куяльницком, Григорьевском, Тилигульском лиманах — вообще о системах лиманов вокруг Одессы и их критическом состоянии. На нас тогда смотрели с удивлением, дескать, «Зачем им это нужно?!». А мы понимали, зачем. Мы знаем, что представляет собой этот природный ресурс, какое это богатство, и как мы не умеем им нормально распорядиться…>>>
  • Страсти кипят вокруг главной отечественной сиделицы. Восторженные фанаты исступленно требуют ей свободы. Того же домогаются зафрахтованные зарубежные борцы за демократию в Украине. Даже циклические изменения в самочувствии VIP-заключенной ставятся в вину «преступной власти»… На самом же деле циркачам и шоуменам нашей общественной жизни глубоко безразличны права человека, его свободы и сама свобода. Если, конечно, это не касается их самих и их подельников…>>>
  • Если у вас захотят отнять жилье, не имея на то убедительных и документально подтвержденных оснований, совсем не обязательно, что вас защитит суд. Может случиться и наоборот: суд примет в производство дело, не имея никаких оснований для возбуждения производства. И вы проиграете в этом неправедном суде. А того факта, что судья наплевал и на ваши права, и на саму букву закона, никто не заметит. Ни в апелляционной инстанции, ни в Высшем суде. Называется это одним именем — произвол. Но это — не просто реалии наших будней. Это — «картинка с натуры»… >>>