Час пик
Быстрый переход:




Размышления у государственной границы: неожиданный ракурс | Страница 6

Автор: Андрей Потылико






Наконец, нервы «спрятаны в коробочку», и формальности повторяются в более спокойной обстановке. Пограничница изучает мое просроченное удостоверение, затем совещается с коллегами, после чего объявляет вердикт: моя благонадежность может быть подтверждена только паспортом. Я отвечаю, что мой паспорт — дома, и единственный способ его увидеть — поехать туда, где он хранится. Пограничники соглашаются, мы садимся в машину и по ночным колдобинам, подпрыгивая на каждой кочке, отправляемся ко мне домой. Три часа ночи.

Минут через пятнадцать УАЗик останавливается возле заветной калитки. Я захожу в дом, быстро приношу паспорт и вручаю «зеленым беретам». После внимательного изучения документа никаких вопросов не остается. Девушка-офицер возвращает мне паспорт, прощается и добавляет: «И не гуляйте больше по ночам вдоль границы».

Не успел я зайти в дом, как услышал стук в калитку. Вернувшись, я увидел у ворот солдатика-пограничника. Ему поручили напоследок сообщить, что завтра (то есть уже сегодня) меня желает видеть начальник Ренийского пограничного отдела.

Но к начальнику я так и не пошел, посчитав, что инцидент исчерпан.

 

Эпизод пятый, трогательный: выводы, заключение

 

Внимательный читатель может «подловить» меня на том, что я сам себе противоречу: дескать, автор поставил себе задачу доказать, что «зеленая граница» независимой Украины охраняется плохо, тогда как приведенные случаи из практики свидетельствуют как раз о неослабевающей бдительности «зеленых беретов». А вот и нет!

«Секрет» прост: за последние годы я переходил линию ИТС, то есть злостно нарушал пограничный режим не менее 150 раз, однако защитники рубежей страны «ловили» меня в запретной зоне лишь 6‑7 раз. Цифры говорят сами за себя. Последний случай окончательно убедил меня в том, что наша «зеленая граница» охраняется в лучшем случае номинально. Я сидел над дунайской водой, на одном из рыбацких мостиков, и в этот момент меня застукал пограничник. Не дожидаясь выяснения отношений, я тут же чистосердечно признался: да, виноват — сознательно нарушил, нахожусь здесь без пропуска ГПСУ. И меня можно справедливо оштрафовать. Раскаиваюсь, сейчас немедленно уйду… Пограничный инспектор оказался человеком интеллигентным: он не стал на меня «наезжать», а просто проверил документы, и, сделав несколько замечаний общего характера, отпустил.

Но меня удивило не это, а тот факт, что пограничник ходил по лесу в одиночестве. И без оружия! Во всяком случае, автомата Калашникова при нем я не увидел, хотя до сих пор все «зеленые береты», с которыми я сталкивался в погранзоне, были хорошо вооружены. Вместо оружия инспектор держал в руках папку для бумаг. Я подумал: «Трогательно…»

А теперь давайте немного пофантазируем. Представим, что на моем месте оказался бы некий злоумышленник, явившийся на берег Дуная с преступными намерениями. Он мог бы запросто «вырубить» одинокого пограничника, забрать папку (в ней вряд ли оказались бы важные документы, и все же) и «раствориться» в прибрежных зарослях. Вот почему советские пограничные наряды всегда состояли, как минимум, из трех человек.

Кстати, я давно заметил: если раньше украинские наряды патрулировали «зеленую границу» в составе двоих военнослужащих, то теперь сотрудники ГПСУ все чаще появляются на линии ИТС в одиночестве — пешком или на мотоцикле. Или не появляются вообще. Недавняя реорганизация (оптимизация) пограничного ведомства привела к тому, что сегодня практически некому «топтать полосу» (есть у «зеленых беретов» такое выражение, оставшееся с тех времен, когда на границе существовала контрольно-следовая полоса). Таким образом, людей для патрулирования погранзоны катастрофически не хватает. Следовательно, защитникам рубежей Родины гораздо легче «делать статистику» выявления нарушений пограничного режима за счет задержания рядовых граждан (как законного, так и незаконного задержания, как показывает мой опыт), чем реально защищать кордон от современных угроз — активности иностранных спецслужб, контрабанды, наркоторговли, браконьерства, незаконной миграции и т. д.







  • «Заработная плата — мерило уважения, с которым общество относится к данной профессии». Возможно, этот афоризм американской активистки движения за социальные права в США Джонни Тиллмон и справедлив для стран с развитой рыночной экономикой, но в украинских реалиях он вряд ли найдет подтверждение на практике…>>>
  • Есть вопросы регионального уровня, которые тоже надо решать, но опять же, они из региональных должны переходить в общегосударственные…>>>
  • Через пять дней после принятия этого Закона, Верховная Рада, снова по инициативе Сергея Гриневецкого приняла Заявление «Безъядерному статусу Украины — реальные гарантии»…>>>
  • Противостояние обострилось до такой степени, что жители Лиманского решили провести акцию протеста — перекрыть проходящую через село железную дорогу. Работникам милиции удалось предотвратить незаконные действия людей, однако «паровой котел» протестного движения грозил взорваться в любой момент. Урегулировать ситуацию попытались Ренийская райгосадминистрация и районное газовое хозяйство. При их участии в конце октября 2011 года противоборствующие стороны достигли компромисса, и появилась надежда на то, что темпы газификации села будут ускорены… С тех пор прошло почти пять месяцев, но проблема лишь усугубилась…>>>
  • Статистика для того и создана, чтобы ее искажать в угоду чьим-то интересам. И если бы это была только одна проблема у судебной власти, мы бы жили в правовом государстве, или… (как там его называет наша Конституция?)! Однако, на самом деле у нас такой ворох проблем в судейской системе, что с ними уже никакая реформа не справится, и ни один человек. Во всяком случае, этот «ворох» только разрастается и разрастется, но решать проблемы по существу никто на самом деле не берется…>>>