Час пик
Быстрый переход:




Православофобия, или горло, которое ты режешь, может оказаться твоим собственным… | Страница 1

Автор: Джеймс Джатрас, православный, «Хроникл», перевод с английского Владислава Гулевича




Просматривая репортажи американских СМИ о серии этнических конфликтов в Восточной Европе (украинские униаты против украинских православных, венгры против румын в Трансильвании, хорваты и албанцы против сербов в бывшей Югославии, болгарские турки против болгарских болгар) редактор ежеквартального издания «Святая София» отец Александр Вебстер (автор статьи «Цена пророчества: православные церкви, мир свобода и безопасность») отметил в одной из своих статей в 1990 году в «Вашингтон пост», что корни исторических конфликтов неизбежно заключаются в вопросе о культурной идентификации «покорителей и их жертв», и православных всегда заранее метят черной краской. Намек ясен: православный Восток — зачинатель всех проблем. Американцам словно говорят: «Они — не такие, как мы, и отличие — не в их пользу».

Во взгляде Запада на Восточную Европу сквозит антиправославная предубежденность. Редко, если вообще когда-то возможно увидеть открытое осуждение православной веры и православной культуры. Но есть такие, которые очень к этому близки, как, например, Кристофер Хитченс, который на страницах «Нэйшн» добавлял остроты своим комментариям фразами о «сербском православном фундаментализме», или, говоря о мусульманах Чечни и Боснии, изображал их жертвами «неоцаристской православной империи». Все дело в использовании образов (злобных медведей или св. Георгия, излюбленного героя западных комиксов, где он ассоциируется с сербами), которые призваны доказать негативность православных. Иногда это достигается тонкими методами.

В 1993 году Роберт Каплан в статье «Балканские призраки» писал, что «румынская культура — смесь латинской сексуальности, восточноевропейского православного мистицизма, суеверий и византийских интриг». Нет, он не говорит, что мистицизм и суеверия — то же, что и православие. Он не говорит, что румыны — распутные, лживые и бездумные. Но вряд ли читатель не уловит этих оттенков. Телевизионщики рутинно и, кое-кто, уверяет, намеренно показывают сербские власти в Боснии, посещающие церковь, обменивающиеся троекратным поцелуем в компании пугающих западного обывателя волосатых диковинных фигур в черных клобуках и священническом убранстве, сопровождая эти кадры рассказами о том, какие жестокости эти власти совершили.

Не важно, какой религии придерживается западный обыватель — протестантизма, католицизма, или же он еврей. Определяющим является экстраполяция западного «мы» восточноевропейскому «они». Так же «православным карателям» противопоставляется конфессиональная принадлежность их «жертв». Будь то конфликт с католиками или мусульманами, православные всегда неправы.

Все несправедливости, совершенные в прошлом против православия, успешно забыты в соответствии с современной исторической практикой. Поглощение униатов Украины Русской Православной Церковью «считается», а Брестская уния — «не считается». Два века покорения Россией Польши «считаются», а два века перед этим покорением, когда все было наоборот, «не считается». Дискриминация трансильванских венгров румынами (между двумя мировыми войнами и с 1945 г.) — позор, а об отношении венгров к румынам в Австро-Венгрии… забыли. Все осуждают притеснения албанцев-мусульман сербами в Косово с 1989 г., а о насильственных методах, применяемых албанцами во время турецкого, нацистского правления или в коммунистические времена все молчат.

«Международное сообщество» светилось радостью, когда фашистский режим Франьо Туджмана в Хорватии летом 1995 г., пройдя сквозь ооновские заслоны с помощью американцев и немцев, вырезали население Сербской Краины. Конечно же, это сами сербы виноваты, ведь они посмели взять под контроль летом 1991 г. земли Краины, пользуясь тем, что они представляли большинство на этих землях. Скромно умолчали о резне сербов в той же Краине и Боснии во время Второй мировой, как и об изгнании десятков тысяч сербов из Хорватии в 1991 г. перед тем (!), как хорваты объявили о независимости.







  • Нужно искать новую эффективную модель, чтобы не превращать райадминистрации в отделы по переписыванию бумаг… Стране нужна дальнейшая реформа власти, в первую очередь, власти на местах…>>>
  • Когда в 2005 году мы шли на выборы в местные советы, мы первые подняли вопрос о Хаджибеевском, Куяльницком, Григорьевском, Тилигульском лиманах — вообще о системах лиманов вокруг Одессы и их критическом состоянии. На нас тогда смотрели с удивлением, дескать, «Зачем им это нужно?!». А мы понимали, зачем. Мы знаем, что представляет собой этот природный ресурс, какое это богатство, и как мы не умеем им нормально распорядиться…>>>
  • Законотворчество — основной приоритет деятельности депутата и одновременно главный итог его пятилетней деятельности в стенах парламента. У народного депутата Сергея Гриневецкого этот итог внушительный: 55 подготовленных законопроектов и 88 депутатских запросов (депутатский запрос — официальное требование народного депутата к органам власти, для направления которого требуется поддержка Верховной Рады)…>>>
  • Ситуация с украинской нефтепереработкой напоминает известный стишок про десять негритят. Правда, на заре независимости полноценно работающих нефтеперерабатывающих заводов в Украине было не десять, а шесть, но сути дела это не меняет. Как и в случае с негритятами, НПЗ последовательно прекращают свою жизнедеятельность…>>>
  • «Баксам» пророчат уход с первых ролей в мировой финансовой системе уже давно. А он живет, и, если и не процветает, то уж на поверхности держится точно. Но, за последние несколько месяцев в мире произошло несколько событий, которые, без сомнения, в той или иной степени, на его «плавучесть» действуют…>>>