Час пик
Быстрый переход:




Православофобия, или горло, которое ты режешь, может оказаться твоим собственным… | Страница 2

Автор: Джеймс Джатрас, православный, «Хроникл», перевод с английского Владислава Гулевича






В конце концов, православие можно порочить безнаказанно. Можно давать нам клички, хохотать над нашими иконами и священниками, требовать, чтобы нас бомбили, аплодировать нашему истреблению — это просто весело. Никто из журналистов не боится судебного иска от православного варианта Антидиффамационной лиги (американская правозащитная организация, борющаяся с проявлениями антисемитизма) или фетвы (решение мусульманских богословов), наподобие той, что была выдана в отношении Салмана Рушди. Вряд ли опубликуют даже протестное письмо к редактору газеты-оскорбителя. Мы, православные — легкая мишень.

Чему мы обязаны таким феноменом? И один ли это феномен, или смесь сербофобии, русофобии и грекофобии? Предлагаю называть это православофобией. Тем самым мы укажем на направленность этого явления против православной веры, что имеет под собой культурные предпосылки. Упомянутый выше отец Александр в статье в «Вашингтон пост» объясняет это принадлежностью репортеров к «западной культуре» (протестантизм, католицизм). Западная культура для них — это только Западная Европа, а иногда они ограничиваются даже рамками Северо-Западной Европы. Эти культурные «шоры» мешают им видеть всю культуру западной цивилизации с ее византийским политическим и религиозным наследием».

Несомненно, принадлежность к западной культуре и невежество в отношении культуры православной Европы — фактор важный. Но есть еще кое-что. К примеру, большинство критиков православия понятия не имеют, кто мы такие, и в чем наше отличие от Запада. Даже полуобразованный западный обыватель скажет, что католицизм — это что-то связанное с Папой Римским, а протестантизм основан на личном толковании Библии. Но если речь зайдет о православии, они молчат. Они и толком ненавидеть нас не могут, потому что толком не знают, кто мы. Серьезные люди на Западе смотрят на православие получше. Протестанты считают нас выше католиков, а католики — выше протестантов. Мы для всех — любимая вторая религия.

Несколько лет назад я имел возможность обсудить этот вопрос, в контексте балканских войн, с Его Милостью, епископом Атанасием (Йевтичем) из Герцеговины — одним из самых «подлых» епископов-«националистов», близких к сербским властям Боснии. Он прибыл в Вашингтон, призывая своих людей показать западным политикам и СМИ, что сербы, пусть грешники и не ангелы, но и не такие демоны, как их изображают на Западе. Особенно он надеялся на убедительную силу привезенного им документального фильма о зверствах хорватов против православных его прихода возле г. Междугорье — места кровавой резни времен Второй мировой и явления Марии, так почитаемой католиками. Но это никому не было интересно. Спросом пользовались только новости о зверствах сербов или о предполагаемых зверствах сербов. Владыка Атанасий рассказывал мне, как от него в ужасе шарахались дети в швейцарском аэропорту, как только он им говорил, что он серб.

Когда мы обсуждали причины такой враждебности Запада, я предложил свою теорию, и владыка отметил ее актуальность: православофобия существует, но это — предрассудок, основанный на невежестве и местечковой ограниченности. Предрассудок этот отражает факт нашей инаковости от Запада, но не объясняет суть этой инаковости. Словом, они больше чувствуют, чем думают.

…Мантра современного Запада — мультикультурализм, т. е. преувеличенное осознание ценности других культур, рас и наций. В отношении не христианских не европейских народов высшее общество Запада может признать, что их обычаи не хуже, а иногда и лучше западных. Мол, они многому могут нас научить! Во имя торжества культурного разнообразия представители высшего общества могут даже снизойти до деланного уничижения собственных социальных традиций, происхождение которых, как укажут, несет на себе отпечаток гетеросексуализма белых христиан-мужчин. Но если вдруг речь пойдет о православии, то же самое высшее общество не испытывает никакого противодействия, с которым оно сталкивается, когда отзывается о могиканах, зулусах, китайцах или афганцах. Они чувствуют, что мы, православные, для них — другие, но они не чувствуют необходимости уважать нас.







  • В качестве первого заместителя председателя Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны Сергей Гриневецкий инициировал ряд законов и депутатских запросов, направленных на улучшение социальной защиты военнослужащих…>>>
  • Через пять дней после принятия этого Закона, Верховная Рада, снова по инициативе Сергея Гриневецкого приняла Заявление «Безъядерному статусу Украины — реальные гарантии»…>>>
  • Мы живем в самом прекрасном городе на земле — Одессе. Ее воспевают поэты и художники, им восхищаются гости города. Но есть еще Молдаванка и Ближние Мельницы, Ленпоселок и Бугаевка, другие микрорайоны, где не всегда из кранов идет вода, где улицы в дождь превращаются в бурные реки, где далеко не всегда есть то, что называют «благами цивилизации»…>>>
  • Представителям Фемиды из Приморского райсуда Одессы мы посвятили не одну публикацию. Причем, как догадывается читатель, эти публикации были отнюдь не из самых приятных. Но, увы, «маємо те, що маємо». Причем, как правило, это — тотальное нарушение закона, с которым мы сталкиваемся всякий раз, чем и вызвано обилие наших публикаций…>>>
  • Мы продолжаем заниматься проблемой жильцов ведомственных домов и общежитий, которую поднял народный депутат, первый заместитель председателя Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны Сергей Гриневецкий в своем депутатском запросе к Премьеру Николаю Азарову…>>>