Час пик
Быстрый переход:




Что знает Иван, и не умеет Джонни? | Страница 3

Автор: Виталий Славин






Преимущество советской системы образования вынуждены были признать за рубежом не только наши друзья, но и враги. После окончания Второй Мировой войны некоторые главари вермахта на Нюрнбергском процессе заявляли, что они проиграли войну солдату и армии, которая была блестяще образована, великолепно организована и патриотично воспитана, что они проиграли, прежде всего, учителю, который за десять лет справился с уникальной исторической задачей.

Наша система образования доказала свои достоинства и преимущества не только в Великой Отечественной войне, но и в освоении космоса. Американцы, после запуска первого искусственного спутника и полета Юрия Гагарина в космос, были шокированы. Они прислали в Советский Союз огромную комиссию, которая по результатам обстоятельной работы подготовила глубокий доклад, одна из глав которого так и называлась: «Что знает Иван, и чего не знает Джонни».

Комиссия, а за ней и американский Конгресс решили, что Америка проиграла соперничество в космосе за школьной партой и на студенческой скамье. Конгресс США в 10 раз увеличил ассигнования на образование, вложив в него сумасшедшие капиталы. И параллельно они продолжили «скупать мозги» по всему миру.

Известно, что СССР обладал четвертой частью научного потенциала всего мира, что во многом и обеспечивало ему статус сверхдержавы. Теперь эту инициативу перехватили США — сюда стекается весь научный цвет современности. Это при том, что высшая школа самих США, в целом, нигде не котируется. Как говорят сейчас в Америке, университеты США — это места, где русские профессора учат китайских и индийских студентов.

Теперь о математиках. Вовсе не случайно в начале девяностых голов Д. Сорос сравнил вклад советской школы обучения математике и естественным наукам в мировую культуру с русским балетом.

С начала 70‑х годов началась эмиграция математиков из Советского Союза, перемещение на Запад так называемой «русской» математики. Она была существенна для Запада, а для России уже в 90‑е годы превратилась в лавину. Это движение чувствовали все математические центры, и каждый из них обогащался этим потоком. Но лишь немногие понимали, что поток, полезный для этих отдельных центров, несет в себе элементы трагедии для математики в целом. На пороге исчезновения находилась советская математическая школа.

Сегодня можно утверждать, что реальность оказалась менее драматичной. Несмотря на 100‑кратный разрыв в зарплатах, много первоклассных математиков остались, как в России, так и в Украине. Но, надолго ли?

Выражение «утечка мозгов» (brain drain) появилось в начале 1950‑х годов. Подобным образом в Великобритании описали процесс массового переезда английских ученых в США. За полвека размеры глобальной миграции квалифицированных специалистов невероятно выросли, и ныне воспринимаются как серьезная угроза будущему многих государств.

Сейчас Россия и Украина отстали от лидеров в целом ряде научных направлений. Но старые советские технологии, которыми до сих пор изобилуют архивы многих наших лабораторий, нередко все еще недостижимо совершенны для мировых лидеров науки. Об этом говорят не только успехи на рынке оружия или авиакосмоса, но и постоянное присутствие до десятка западных эмиссаров на любой нашей научной конференции. Мы пока еще обладаем остатками доставшегося от СССР интеллектуального потенциала, и, хотя у нас нет современных приборов, способны генерировать идеи, раз за разом удивляющие западных ученых.

Это и обусловило интерес Запада к науке в странах бывшего Советского Союза. В 90‑е годы выезд советских ученых за рубеж принял обвальный характер. В результате, бывший СССР покинуло свыше 0,5 млн. ученых, существенно усилив научный потенциал западных стран. За последнее время данная проблема несколько снизила накал в силу двух причин: уехали все желающие. Кроме того, Западу теперь удобнее эксплуатировать интеллект на местах (оффшоринг). И если в 90‑х годах эмиграция интеллекта имела лавинообразный характер, то в XXI веке с появлением электронной почты популярными стали инвестиции в создание лабораторий в СНГ.







  • Здравоохранению нужен прозрачный механизм финансирования. Прежде всего, нужно определить четкий перечень гарантированных государством медицинских услуг, например, неотложную медпомощь и помощь на первичном уровне. Может быть, стоит найти новые механизмы финансирования здравоохранения…>>>
  • Еще в 2006 году Сергеем Гриневецким была выдвинута идея разработки Государственной программы спасения и развития одесских лиманов — Хаджибеевского, Куяльницкого, Большого Аджалыкского, Аджалыкского и Тилигульского. Этот проект получил самую широкую поддержку со стороны ученых, экологов, общественности…>>>
  • «Заработная плата — мерило уважения, с которым общество относится к данной профессии». Возможно, этот афоризм американской активистки движения за социальные права в США Джонни Тиллмон и справедлив для стран с развитой рыночной экономикой, но в украинских реалиях он вряд ли найдет подтверждение на практике…>>>
  • Ситуация с украинской нефтепереработкой напоминает известный стишок про десять негритят. Правда, на заре независимости полноценно работающих нефтеперерабатывающих заводов в Украине было не десять, а шесть, но сути дела это не меняет. Как и в случае с негритятами, НПЗ последовательно прекращают свою жизнедеятельность…>>>
  • Сознание человека в обществе потребления, блокирует любую информацию, в которой не заложен элемент материальной прибыли, проще говоря, «бесплатно размышлять» никто уже не будет, а вот за деньги, такие люди, согласны будут размышлять в любом указанном направлении. «Бухгалтерское мышление» — так удачно назвала этот феномен президент Литвы Даля Грибаускайте, разрушает общество, а ведь общество — это фундамент государства…>>>