Час пик
Быстрый переход:




Раскол России на национальные швы был приоритетной целью нацистов, сейчас — США | Страница 1

Автор: Владислав Гулевич




Проект политико-экономической интеграции от «Атлантического до Тихого океана», если бы он осуществился, был бы одним из самых впечатляющих. Идею единой Европы от Атлантики до Урала вынашивал Шарль де Голль. Европу от Дублина до Владивостока строил бельгийский геополитик Жан-Франсуа Тириар, называя эту геополитическую конструкцию «Евро-советской империей». Наверняка наиболее трудным участком реализации этого проекта можно было бы назвать регион польско-российского культурно-политического соприкосновения.

Польша на протяжении своей истории всегда старалась обеспечить себе стратегическую глубину, позволявшую отодвинуть дальше «российскую угрозу». Россия стремилась к противоположному, т. е. отодвинуть «польскую угрозу». В силу неравновесных географических масштабов двух имперских государств, когда Россия в разы превышала Польшу и размерами, и количеством жителей, польская сторона видела выход в разъединении Российской Империи, затем СССР на отдельные куски. Наиболее четкое оформление эта идея получила в прометейской концепции, влияние которой просматривается в польской внешней политике и поныне.

Концепция прометеизма была нацелена на расчленение сначала Российской Империи, а, затем, и Советского Союза посредством поддержки националистических движений нерусских народов. Особый вклад в развитие этой концепции внес Юзеф Пилсудский, позднее ставший главой Второй Польской республики. Польшу «прометеисты» сравнивали с легендарным Прометеем, несущим людям огонь свободы.

Их не смущало, что в психологии термин «прометеизм» означает «стремление человека к возвеличиванию своей личности не за счет самосовершенствования, а за счет присвоения себе совершенств, похищенных у других людей», т. е. совсем не то, что воображал Ю. Пилсудский в политике.

Несмотря на это, прометеизм, занимающий столь значительное место в польской геополитической мысли, многими геополитиками считался за единственно верный путь в польско-российских отношениях, когда отсутствие России было бы лучше самой России. Но концепция польского прометеизма не лишена многих недостатков идеологического, и политического характера. Очевидно, что, если бы прометейская доктрина была безупречной, она бы реализовалась не в усеченной манере, как мы это увидели с распадом СССР и образования на его месте 15 де-юре независимых республик, а в полной мере, и вслед за Советским Союзом рассыпалась бы сразу и Россия. Этого не произошло в силу нижеследующих причин.

Разработчики прометейской доктрины, а также ее активные сторонники часто видели только то, что хотели видеть. Литературные труды ссыльных поляков (например, Кароля Хоецкого, Бронислава Пилсудского) с их основной мыслью, что коренные народы Сибири и Средней Азии стремятся к обретению независимости, и ждут только помощи извне, часто представляли собой странный плод политического самообольщения. В действительности государственнические порывы среди сибирских и среднеазиатских народов не носили явно выраженного характера, а порой отсутствовали вовсе. Несомненно, в любой этнической общности, проживавшей на территории Российской Империи, имелось определенное число людей, которые симпатизировали бы прометейской идее (если бы они с ней ознакомились). Но это было меньшинство, причем радикальных взглядов, которых в соответствии с современной терминологией назвали бы ультраправыми.

В прометейской среде отсутствовало либо намеренно игнорировалось понимание того, что русским в одиночку было бы не под силу создать такой огромный государственный организм от Балтики до Тихого океана, каким была Российская Империя. Им в этом помогали представители нерусских народностей, которые часто вовсе не считали себя порабощенными. На Руси отсутствовала запретная черта на занятие государственных должностей не русскими, поэтому уже в эпоху Ивана Грозного с 1575 по 1576 гг. Россией правил этнический татарин Симеон Бекбулатович. Историки спорят, было ли его правление номинальным или реальным. Это не имеет значения, поскольку даже если Симеон Бекбулатович правил номинально, венчание его на царство не воспринималось народом как нечто невозможное.







  • Мы живем в самом прекрасном городе на земле — Одессе. Ее воспевают поэты и художники, им восхищаются гости города. Но есть еще Молдаванка и Ближние Мельницы, Ленпоселок и Бугаевка, другие микрорайоны, где не всегда из кранов идет вода, где улицы в дождь превращаются в бурные реки, где далеко не всегда есть то, что называют «благами цивилизации»…>>>
  • Лифты — проблема любого крупного города. К сожалению, неприятных, а порой и трагичных, ситуаций с лифтами становится все больше, и, по мнению С. Гриневецкого, этот вопрос заслуживает отдельного детального обсуждения…>>>
  • «Безопасный город» — один из ключевых пунктов программы Сергея Гриневецкого. Являясь первым заместителем председателя Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны, он видит эту проблему как профессионал, системно, определяя ключевые факторы жизнеобеспечения города. Здесь и качество продуктов питания, и качество воды, и санитарная гигиена, и соблюдение ПДД...>>>
  • Представителям Фемиды из Приморского райсуда Одессы мы посвятили не одну публикацию. Причем, как догадывается читатель, эти публикации были отнюдь не из самых приятных. Но, увы, «маємо те, що маємо». Причем, как правило, это — тотальное нарушение закона, с которым мы сталкиваемся всякий раз, чем и вызвано обилие наших публикаций…>>>
  • Если у вас захотят отнять жилье, не имея на то убедительных и документально подтвержденных оснований, совсем не обязательно, что вас защитит суд. Может случиться и наоборот: суд примет в производство дело, не имея никаких оснований для возбуждения производства. И вы проиграете в этом неправедном суде. А того факта, что судья наплевал и на ваши права, и на саму букву закона, никто не заметит. Ни в апелляционной инстанции, ни в Высшем суде. Называется это одним именем — произвол. Но это — не просто реалии наших будней. Это — «картинка с натуры»… >>>