Час пик
Быстрый переход:




Храм, объединяющий православных | Страница 1

Источник: Елена Буевич




«Иногда жители Черкасс отправляются в дальние паломнические поездки, забывая о том, что в Соборе Архистратига Михаила у нас есть столь великая святыня», — говорит митрополит Черкасский и Каневский Софроний. Накануне Пасхи наш маршрут-паломничество, что, как известно, означает хождение на поклон к святыне, — пролегает именно сюда, в самый большой православный храм Украины.

В августе этого года храм отпразднует десятилетний юбилей со дня освящения. А вырос он в Черкассах во всей своей красе в 2000 году. Фактически самый большой храм Украины был построен за шесть лет. Принадлежащий Украинской Православной Церкви Московского Патриархата, собор действительно собирает православных вокруг себя в наше нелегкое время расколов. Интересно, что уже на его освящение здесь символично собрались представители православия со всей огромной канонической территории православных церквей. Проводил богослужение тогда митрополит Одесский и Измаильский Агафангел, известный защитник церковного единства, сослужили ему митрополиты Онуфрий (Черновицкий и Буковинский) и Нифонт (Луцкий и Волынский), владыка Софроний, а также архиепископ Аргентинский и Южноамериканский Платон. В Черкассы прибыло духовенство из России, Беларуси, Молдовы, Сербии, Чехии и Германии. Международное православное присутствие изначально как бы означало особую роль этого храма в жизни украинского православия.

И сейчас ни один двунадесятый праздник не обходится без массового паломничества горожан сюда — будь то освящение вербных веточек и пасхальных корзинок или торжественные праздничные всенощные службы. С каждым годом количество прихожан растет. А ведь совсем недавно все было иначе.

Черкасчане хорошо помнят, как «в штыки» восприняли в городе весть о том, что городской парк станет местом для храма. Раздавались возмущенные возгласы: как можно строить церковь в месте, где люди так хорошо отдыхали, катались на аттракционах, ходили танцевать к летней эстраде… Но мудрость черкасского владыки — тогда еще архиепископа Софрония — оценили все те, кто был знаком с историей этого места.

В уже отдаленные от нас двумя десятилетиями 90‑е многие горожане впервые узнали, что в советские годы веселье в парке было буквально плясками на костях. Церковным местом территория парка была изначально — до революции здесь было кладбище.

«Из всех предложенных мне участков для строительства храма я выбрал место на бывшем кладбище, — рассказывает черкасский владыка. — На то время это был парк Первомайский, где до 1992 года жители города танцевали на могилах умерших. Я поставил перед собой задачу — сберечь память об умерших черкасчанах, покаянием, молитвой в построенном соборе просить у них прощение за грехи тех, кто глумился над их гробами».

Само городское кладбище в дореволюционные годы принадлежало главному собору Черкасс — Свято-Николаевскому, как его тогда называли — «матери черкасских церквей». Была на территории парка и богадельня, в которой жили бездомные инвалиды Крымской войны. На приходском кладбище хоронили людей всех вероисповеданий: помимо основной православной части, католических могил, существовали части: мусульманская (юго-западная часть) и лютеранская (северо-восточная). Здесь же по традиции размещалась кладбищенская Свято-Успенская церковь (фактически — на месте, примыкающем к нынешнему собору со стороны алтарной апсиды). Сегодня еще можно увидеть здесь остатки фундамента церкви.

В богоборческие годы прекратились службы в Свято-Николаевском соборе, а в 1936 году было закрыт последний черкасский храм — кладбищенская Свято-Успенская церковь.

Тремя годами раньше пострадал и еще один храм, находившийся на территории кладбища. На месте советской открытой эстрады когда-то стояла Свято-Георгиевская церковь. Она появилась здесь в разгар Первой мировой войны в память о павших воинах. Простояла всего 16 лет. Церковь строили буквально всем миром. Историк-краевед Ю. Мариновский пишет: «Строительство православного храма было делом всего города без оглядки на национальность и религиозную принадлежность». В частности, известно, что на его строительство выделила финансы мать умершего пленного австрийца-католика. Церковь Святого Георгия имела богатый позолоченный иконостас. В первые десятилетия советской власти это сыграло не последнюю роль в деле ее гибели: храм был разграблен и, в конце концов, разрушен.







  • «Заработная плата — мерило уважения, с которым общество относится к данной профессии». Возможно, этот афоризм американской активистки движения за социальные права в США Джонни Тиллмон и справедлив для стран с развитой рыночной экономикой, но в украинских реалиях он вряд ли найдет подтверждение на практике…>>>
  • «Безопасный город» — один из ключевых пунктов программы Сергея Гриневецкого. Являясь первым заместителем председателя Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны, он видит эту проблему как профессионал, системно, определяя ключевые факторы жизнеобеспечения города. Здесь и качество продуктов питания, и качество воды, и санитарная гигиена, и соблюдение ПДД...>>>
  • Народный депутат Сергей Гриневецкий за период своей деятельности в Верховной Раде с ноября 2007 года подготовил и направил 88 депутатских запросов…>>>
  • Страсти кипят вокруг главной отечественной сиделицы. Восторженные фанаты исступленно требуют ей свободы. Того же домогаются зафрахтованные зарубежные борцы за демократию в Украине. Даже циклические изменения в самочувствии VIP-заключенной ставятся в вину «преступной власти»… На самом же деле циркачам и шоуменам нашей общественной жизни глубоко безразличны права человека, его свободы и сама свобода. Если, конечно, это не касается их самих и их подельников…>>>
  • Неся бремя объективного аналитика и наблюдателя за нашей судебной системой, мы все чаще приходим к печальному выводу, что «черные мантии» — главные фигуранты в сомнительных делах, когда права человека растаптывают, буква закона попирается, а судебное решение несовместимо с понятием справедливости. «Раздутый миф» об «успехах» реформирования судебной власти является ярчайшим примером подлинного кощунства по отношению к праву в целом и его судебной системе, в частности. Классический тому пример — дело Н. Х. Кошура…>>>