Час пик
Быстрый переход:




Приход Путина насторожил поляков | Страница 1




Избрание Владимира Путина Президентом России не осталось «рядовым событием» в польской экспертной среде. Поскольку комментарии польских экспертов о ситуации в России крайне редко отличаются сбалансированностью мнений и трезвомыслием, не обошлось без «политических гипербол» и на этот раз.

Наиболее эмоциональные крики раздаются из оппозиционного лагеря, представленного, главным образом, национал-консервативной партией «Право и Справедливость», лидером которой является брат покойного президента Польши Леха Качинского, Ярослав.

Вокруг этой политической силы, как и бывает в таких случаях, сложился свой, особый клуб экспертов и аналитиков, освещающих внешнеполитическую проблематику Польши, в т. ч., отношения с Россией. Особым разнообразием их мнения не отличаются, а роли и краски распределены раз и навсегда. Россия — всегда в черном. Польша — всегда в белом. Другие страны, преимущественно, в сером. Иной цвет (белый или черный) им присваивается в зависимости от их отношений к польским амбициям. Если поддерживают, значит, можно придать им светлый облик. Если не поддерживают, их тоже «замазывают гуталином», как, например, Белоруссию.

По мнению экспертов из консервативного лагеря, президентство В. Путина — период тяжелых испытаний для Запада, и, Польши, в частности. С Путиным не будет никакой «перезагрузки», а правительство Коморовского должно срочно пересмотреть свою «восточную политику». «Пересмотреть» означает отказаться от всяких форм спокойного диалога с Кремлем, заменив этот диалог на нудный, и бесконечный монолог поляков о бедах и трагедиях, причиной которых всегда была Россия. Российскому президенту ставят в вину его «крамольное» высказывание о том, что распад СССР был величайшей геополитической катастрофой ХХ века, а также то, что «значительная часть российского общества считает его узурпатором». Никто в Польше не вдается в подробности, чтобы привести количество тех, кто видит в президенте только узурпатора (напомню, гулко разрекламированный российской оппозицией «Марш миллионов» был комариным маршем, максимум, в 10 тысяч человек, причем, абсолютно жалким), и тех, кто такового не видит. Но польское экспертное сообщество консервативного толка уже лихо сравнивает «узурпатора Путина» с жестокими восточными правителями.

Такой тип пропаганды был популярен в XVII-XIX веках, но старые идеологемы в Польше никогда не вырабатывают своего ресурса, и всегда пригодны для вторичного применения.

Особое беспокойство вызывает у них сотрудничество между Киевом и Москвой.

Украина постепенно и мягко входит в орбиту российского влияния, и Польша должна положить конец этой тенденции — таково самое распространенное в Польше мнение об украино-российских отношениях. С одной стороны, для Польши желательно, чтобы на Украине существовала крепкая и сплоченная оппозиция, как удобное средство манипулирования украинской внешней политикой, поэтому Варшаве тоже хотелось бы увидеть Юлию Тимошенко на свободе. С другой, чрезмерное давление на Киев в деле Ю. Тимошенко может подтолкнуть В. Януковича «в объятия России». Найти выход из этой щекотливой, и двоякой ситуации польским консерваторам было непросто, и накануне проведения Чемпионата Европы по футболу они избрали «нулевой» вариант: если европейские политики будут бойкотировать Евро-2012 на Украине из-за обеспокоенности состоянием украинской демократии, следовательно, те же европейские политики должны будут впоследствии также активно бойкотировать Олимпийские Игры в Сочи в 2014 году из-за озабоченности состоянием прав человека в России. Можно не сомневаться, что польские консерваторы сделают все для поднятия невообразимой шумихи вокруг проведения Игр в Сочи в 2014 году, а вот в Украине они уже опростоволосились — бойкот Евро-2012 не состоялся.

Впрочем, наибольшим нападкам подвергается озвученная В. Путиным в Указе «О мерах по реализации внешнеполитического курса Российской Федерации» идея «углубления евразийской интеграции в рамках Таможенного Союза и Единого Экономического пространства» и «создания единого экономического и человеческого пространства от Атлантического до Тихого океана».







  • «Заработная плата — мерило уважения, с которым общество относится к данной профессии». Возможно, этот афоризм американской активистки движения за социальные права в США Джонни Тиллмон и справедлив для стран с развитой рыночной экономикой, но в украинских реалиях он вряд ли найдет подтверждение на практике…>>>
  • Застройка Молдаванки должна базироваться на нескольких принципах. Во-первых, ключевым должен стать принцип социальной справедливости…>>>
  • В начале 90‑х, когда начинались реформы, нас уверяли в том, что «рынок все решит». Но рынок не решил…>>>
  • Представителям Фемиды из Приморского райсуда Одессы мы посвятили не одну публикацию. Причем, как догадывается читатель, эти публикации были отнюдь не из самых приятных. Но, увы, «маємо те, що маємо». Причем, как правило, это — тотальное нарушение закона, с которым мы сталкиваемся всякий раз, чем и вызвано обилие наших публикаций…>>>
  • Неся бремя объективного аналитика и наблюдателя за нашей судебной системой, мы все чаще приходим к печальному выводу, что «черные мантии» — главные фигуранты в сомнительных делах, когда права человека растаптывают, буква закона попирается, а судебное решение несовместимо с понятием справедливости. «Раздутый миф» об «успехах» реформирования судебной власти является ярчайшим примером подлинного кощунства по отношению к праву в целом и его судебной системе, в частности. Классический тому пример — дело Н. Х. Кошура…>>>