Час пик
Быстрый переход:




Если на Западе сошли с ума и хотят навязать это обществу, почему мы должны сходить с ума вместе с ними? | Страница 4

Автор: Записывал Алексей Лосинец






Ирина Яковлевна Медведева, директор Института демографической безопасности, член правления Российского Детского фонда, член Союза писателей России:

— Ювенальная юстиция имеет очень много граней опасности. Хочу остановиться только на одной. Сегодня сторонники введения ювенальной юстиции в России много говорят о насилии в семье. Сразу хочу сказать: абсолютные цифры ничтожны. И для тех родителей, которые действительно осуществляют насилие в семье (не воспитание, которое в ювенальной идеологии принято называть насилием, а действительно насилие), они и так по закону за это отвечают — есть соответствующие статьи в Уголовном Кодексе, и ювенальная юстиция тут не нужна. А вот болтовни о том, что сейчас над детьми творится «ужасное насилие» много по вполне понятным причинам. Когда готовят какую-то непопулярную реформу, непопулярный закон, «общество «накачивают страхами». Так вот, хочу заметить: ни один из правозащитников, которые называют себя детскими омбудсменами, никогда и полслова не сказал о том страшном насилии над детьми, которое у нас уже два десятка лет реально существует. О насилии информационном. Будучи детским психологом, я знаю: это не только разрушает нравственность детей, но и разрушает их психику. Сегодня массы детей (именно потому, что на них направлена жуткая информационная агрессия) находятся, в лучшем случае, в пограничных состояниях психики. А многие — и за гранью. Это дети, которые были бы здоровы, если бы не указанный фактор. Поэтому вас, как людей, связанных с информацией, я, во-первых, призываю не потворствовать столь страшному преступлению. А, во-вторых, нужно защищать права детей от информационно-психологического насилия — повсеместного, ежечасного, ежеминутного. Дети варятся в этом грязном «бульоне». Детство осквернено, опорочено. У детей отнята самая главная ценность ребенка — целомудрие, причем, отнято насильственно. Вот что такое насилие, вот с чем нужно бороться.

Да, мы разные люди, с разными взглядами, но нас объединяет абсолютное неприятие неолиберального курса. Я говорю «неолиберального», потому что воспитывалась в весьма либеральной, даже богемной среде. Я никогда ничего дурного не думала о либерализме (сама была по убеждениям отъявленным либералом), но я не подозревала, что, во всяком случае, сегодняшний либерализм — это настоящий либеральный фашизм. Все это — насилие над людьми в разных гуманистических обертках свободы, прав человека, прав ребенка, и так далее. Это — новая форма фашизма, и мы с этим фашизмом будем бороться. Наша страна в 1945 году победила фашизм не только в своей стране, но и во всем мире, и освободила мир от фашизма. У меня до сих пор жив отец, который из школы ушел на фронт, поэтому я сделаю все для того, чтобы этот либеральный фашизм в стране не восторжествовал — и так уже слишком много жертв.

Ольга Леткова, директор общественного центра правовых экспертиз и законопроектной деятельности, лидер Ассоциации родительских комитетов и сообществ России:

— Поскольку я представляю не только Ассоциацию родительских комитетов, но и некую часть экспертов, профессионально занимающихся анализом законопроектов, прежде всего в области ювенальной юстиции, или «защиты детства» (как это сейчас называется), то я расскажу о том, что нас, собственно, заставило выйти на улицы.

Так случилось, что именно наша Ассоциация оказалась у истоков организации протестов, потому что мы увидели в целом, что происходит. Мы стали обращаться к людям, к различным общественным движениям с тем, чтобы нас поддержали — идет беспрецедентный натиск. Нас поддержал Сергей Кургинян, и в дальнейшем присоединились еще ряд других организаций, которые здесь представлены. Думаю, что и дальше будут присоединяться здравые, государственно настроенные патриотические силы общества.

По какой причине мы выступили? Во-первых, в Государственную Думу был внесен законопроект о так называемом «социальном патронате». Он представляет собой следующую схему патронажа семей: органы опеки могут в любое время дня и ночи прийти в семью. Они могут проверить, как содержатся дети, как они воспитываются, все ли там у них есть, и принимают (сами, лично, ни к кому не обращаясь, ни у кого не утверждая свои выводы) решение о том, оставить ли ребенка в семье, либо дать какие-то обязательные предписания о соблюдении «прав ребенка». Что за «права ребенка» — никто не знает (это тоже решают органы опеки), что такое «нормальное воспитание», а что нет — тоже решают они. В законе сказано только следующее: если родители препятствуют нормальному воспитанию или развитию детей, значит, они признаются социально опасными, и в отношении них устанавливается так называемый «социальный патронат». Социальный патронат — это и есть государственный контроль, который устанавливается над семьей. Мало того, что органы опеки вправе сразу изъять ребенка (или сделать это в любой другой удобный для них период), они и по итогам «социального патроната» обязаны, как сказано в законе, рассмотреть вопрос о предъявлении иска в суд, и о лишении родительских прав.







  • В нашей стране самый высокий уровень налогов на заработную плату, из-за чего предпринимателю просто невыгодно показывать ни количество работающих, ни их легальную зарплату…>>>
  • Сергей Гриневецкий в своей деятельности уделяет особое внимание Придунавью. Еще в бытность С. Гриневецкого губернатором Одесской области, по его инициативе КМУ в 2004 году утвердил Комплексную программу развития Украинского Придунавья, которая обеспечивала качественное развитие региона. К сожалению, «оранжевое» руководство страны игнорировало интересы страны в Придунавье, и о Программе «забыли»…>>>
  • Нужно искать новую эффективную модель, чтобы не превращать райадминистрации в отделы по переписыванию бумаг… Стране нужна дальнейшая реформа власти, в первую очередь, власти на местах…>>>
  • Герои «аспектов» — это судьи, которые напрочь забыли о существовании судейской присяги, игнорируют ее, тем самым порочат свой статус и дают нам неисчерпаемый источник фактов, позволяющих доказывать: кривосудие существует!..>>>
  • Неся бремя объективного аналитика и наблюдателя за нашей судебной системой, мы все чаще приходим к печальному выводу, что «черные мантии» — главные фигуранты в сомнительных делах, когда права человека растаптывают, буква закона попирается, а судебное решение несовместимо с понятием справедливости. «Раздутый миф» об «успехах» реформирования судебной власти является ярчайшим примером подлинного кощунства по отношению к праву в целом и его судебной системе, в частности. Классический тому пример — дело Н. Х. Кошура…>>>