Час пик
Быстрый переход:




Если на Западе сошли с ума и хотят навязать это обществу, почему мы должны сходить с ума вместе с ними? | Страница 8

Автор: Записывал Алексей Лосинец






А ведь, например, есть замечательные семьи вегетарианцев. Из любой такой семьи ребенка можно изъять щелчком. Можно изъять ребенка и потому, что его шлепнули по попке, или что-нибудь ему сказали. Это же вопиющие вещи! Никто из наших либеральных коллег не говорит о том, почему в течении долгого времени они так истерично выли по поводу Павлика Морозова, хотя, извините меня, у Павлика Морозова отец убил мать, помимо всего прочего. Так почему они не воют сейчас, когда детям навязывают стукачество? Вы понимаете, что им навязывают стукачество? Дети обязаны (это всячески поощряется) доносить, во-первых, на родителей, во-вторых, на педагогов. Тогда возникает вопрос: «А кто будет воспитывать?» Если два реальных канала социализации человеческой личности (человек не зверь, он формируется с помощью социализации) — родители и учителя — отсутствуют, то кому в руки передается все это? Это два извечно существующих канала, которые не делают из ребенка Маугли, которые делают из ребенка достойного члена общества — учитель и родитель. Теперь их нет. И кому это все передается? Какой-то анонимной бюрократии? Так что у нас: борьба с бюрократией, или наращивание бюрократии? Что это все означает? И, в конце концов, если там, на Западе, сошли с ума и хотят навязать это обществу, то почему мы должны сходить с ума вместе с ними? В чем такая необходимость?

Татьяна Львовна Шишова, детский психолог, вице-президент «Фонда социально-психологической помощи семье и ребенку», член Союза писателей России:

— Я хочу как раз обратить внимание на второй виток приватизации. С одной стороны приватизируются предприятия, а с другой — приватизируются дети. Если кто-то из присутствующих думает, что в их семью не могут прийти и найти за что зацепиться, они сильно ошибаются. У нас уже приняты такие законы, по которым фактически любая семья при желании чиновников может быть подведена под семью в трудной жизненной ситуации. Там есть и развод, и какие-то трудности, конфликты и так далее. Идеальных людей, идеальных семей не бывает. Но теперь все за них будет решать чиновник, бюрократия. То есть мы видим «малый народ» и «большой народ». Последний не имеет прав, он даже не имеет права воспитывать своих детей, как он считает нужным, а «малый народ» будет решать, кому воспитывать. Возникает вопрос о нравственности такого положения. Это — идеология и «сверхчеловека» и «недочеловека». И если мы говорим о том, кому это выгодно, то это выгодно, прежде всего, тем людям, которые данной идеологией проникнуты, а это, по большому счету — фашизм.

А теперь о всевозможных «комбинациях». Первое: у нас не отменено международное усыновление. Второе: у нас ратифицирована Гаагская конвенция, которая, опять-таки, как очень многие международные документы, выглядит весьма гуманистично. А если там немножко «поскрести» и вникнуть в суть, это палка о двух концах. Согласно то же Гаагской конвенции, если ребенок оказался на территории иностранного государства, и в течение года он там находится (и будет доказано, что на территории иностранного государства у него условия проживания лучше), тогда данное государство имеет право не только не возвращать ребенка в его родную семью, но не возвращать его и на территорию родной страны, откуда он прибыл. Все — под предлогом защиты прав ребенка. Между тем, каналы международного усыновления и торговли детьми расширяются. Кроме того, последний вариант закона о здравоохранении (против которого выступали родительские организации, но о котором подавляющее большинство граждан информировано не было) узаконил донорство детских органов. До этого в нашей стране (где якобы так плохо защищались права детей) не разрешалось донорство детских органов. Когда собирались донорство узаконить, криминологи говорили: это крайне опасная мера, потому что в наших условиях преступные сообщества могут этим воспользоваться. Значит, ребенка могут изъять под предлогом защиты его прав, потом он может попасть в какое-то, предположим, ДТП, и опекуны или детский дом дадут согласие на изъятие органов по причине «смерти мозга», положение о котором тоже узаконено. Проверить, была ли такая смерть, и могли ли спасти ребенка — практически невозможно. А «бизнес» на детских органах может стать вполне легальным, так сказать, для «заинтересованных лиц».







  • По самым скромным подсчетам только в Одессе в общежитиях проживает порядка 60 тысяч человек. Причем живут они не в лучших условиях, зачастую с риском вообще остаться на улице. И такие случаи бывают…>>>
  • Народный депутат Сергей Гриневецкий за период своей деятельности в Верховной Раде с ноября 2007 года подготовил и направил 88 депутатских запросов…>>>
  • Малиновский район — не только колоритная Молдаванка, Промзона с крупнейшими предприятиями или типовая застройка «Черемушек». Это и пять поселков — Ленпоселок, Дзержинка, Сахарный — окраины, где жизнь отличается от ритма «большого города». Находясь в стороне от главных магистралей и оживленных улиц, не так заселенные, как спальные районы — эти места зачастую обделены вниманием властей…>>>
  • Представителям Фемиды из Приморского райсуда Одессы мы посвятили не одну публикацию. Причем, как догадывается читатель, эти публикации были отнюдь не из самых приятных. Но, увы, «маємо те, що маємо». Причем, как правило, это — тотальное нарушение закона, с которым мы сталкиваемся всякий раз, чем и вызвано обилие наших публикаций…>>>
  • Статистика для того и создана, чтобы ее искажать в угоду чьим-то интересам. И если бы это была только одна проблема у судебной власти, мы бы жили в правовом государстве, или… (как там его называет наша Конституция?)! Однако, на самом деле у нас такой ворох проблем в судейской системе, что с ними уже никакая реформа не справится, и ни один человек. Во всяком случае, этот «ворох» только разрастается и разрастется, но решать проблемы по существу никто на самом деле не берется…>>>