Час пик
Быстрый переход:




Этот «юбилей» еще раз доказывает: независимая Украина — страна чудес | Страница 2

Источник: Александр Каревин






Как только парламент Украинской ССР провозгласил независимость республики, предстоятель УПЦ поспешил использовать ситуацию. Он задумал расчленить РПЦ и сделаться патриархом одной (украинской) части, раз уж не получилось возглавить целое. Честолюбец даже не стал ждать всеукраинского референдума о государственной независимости. Осенью 1991 года от имени Архиерейского Собора УПЦ киевский митрополит направил в Москву прошение о даровании автокефалии (независимости Церкви).

Разумеется, не все церковные иерархи Украины желали отделяться от РПЦ ради амбиций своего предстоятеля. Но с несогласными Филарет не церемонился. Один за другим лишались кафедр архиереи, посмевшие усомниться в целесообразности автокефалии. Были смещены главы епархий в Одессе, Донецке, Тернополе, Черновцах, наместник Киево-Печерской Лавры, подверглись гонениям другие священнослужители. Митрополит не брезговал нарушением церковных правил, да и элементарной этики. Но он явно переоценил свои силы и влияние.

Православные украинцы в своем большинстве были против автокефалии, о чем прекрасно знали в Московской патриархии. Архиерейский Собор РПЦ, состоявшийся 31 марта — 4 апреля 1992 года отложил решение вопроса о независимости УПЦ с тем, чтобы дать возможность духовенству и мирянам Украины свободно высказаться. Самовольно смещенных Филаретом архиереев восстановили на кафедрах. Ему же самому предложили оставить место предстоятеля.

Митрополит осознал, что зарвался. Он бросился каяться, просил не наказывать его строго, не смещать, а позволить уйти самому. Перед Архиерейским Собором, на Кресте и Евангелии Филарет поклялся, что покинет митрополичью кафедру сразу же по возвращении в Киев. Учитывая долгое церковное служение кающегося, ему поверили. Как оказалось, напрасно. Раскаяние было притворным.

Стоило митрополиту вернуться домой, он созвал пресс-конференцию и заявил, что вопреки клятве останется предстоятелем УПЦ «во имя церковного мира». Мало того. Целиком в духе времени Филарет начал жаловаться на Московский Архиерейский Собор, где будто бы перенес множество страданий и обид. «Я прошел настоящую Голгофу», — восклицал он.

Уверенности клятвопреступнику добавляла поддержка, обещанная президентом Украины Леонидом Кравчуком, добрые отношения с которым митрополит поддерживал с советских времен. Поспешили вступиться за «страдальца» и украинские национал-демократы, срочно организовавшие «Комитет по защите украинского православия».

Пикантность ситуации заключалась в том, что и Леонид Кравчук, и прочие «защитники украинского православия» давно являлись откровенными врагами Церкви. Президент вообще занимал раньше пост заведующего идеологическим отделом ЦК Компартии Украины, а затем — секретаря ЦК КПУ по идеологии, то есть был главным атеистом республики. А национал-демократы совсем недавно громогласно утверждали, что Филарет и не архиерей вовсе, а высокий чин в КГБ. На собираемых ими митингах против «московской церкви» неизменно фигурировали карикатурные плакаты, где предстоятель УПЦ изображался в рясе, из-под которой выглядывали штаны с генеральскими лампасами. В соответствующем ключе освещались происходившие вокруг Церкви события в украинских СМИ, в то время почти сплошь национал-демократических.

Теперь те же люди называли вчерашнего «агента КГБ» — «настоящим сыном украинского народа», преследуемым «московскими шовинистами-церковниками».

Однако все было напрасно.

Циничное нарушение клятвы, данной на Кресте и Евангелии, не могло быть терпимо в православной среде. Фактически Филарет сам поставил себя вне Церкви. Состоявшийся в конце мая 1992 года в Харькове Архиерейский Собор УПЦ избрал нового предстоятеля и митрополита Киевского — Владимира (Сабодана). Его признали 22 из 23‑х православных иерархов. С Филаретом остался только львовский епископ Андрей. Причем ходили упорные слухи, что остался не добровольно (нарушавший монашеский образ жизни епископ был пойман «на горячем» и стал жертвой заурядного шантажа со стороны спецслужб).







  • Теперь молодым приходится рассчитывать только на себя, в лучшем случае — на помощь родителей. И в вопросе жилья также. Накануне экономического кризиса Украина переживала строительный бум. Но он не решил жилищной проблемы…>>>
  • «Безопасный город» — один из ключевых пунктов программы Сергея Гриневецкого. Являясь первым заместителем председателя Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны, он видит эту проблему как профессионал, системно, определяя ключевые факторы жизнеобеспечения города. Здесь и качество продуктов питания, и качество воды, и санитарная гигиена, и соблюдение ПДД...>>>
  • Имея выгодное географическое положение, самую протяженную среди Черноморских стран длину береговой линии и морских границ, развитую сеть портов, автомобильных и железных дорог, серьезный научный и образовательный потенциал для развития морской отрасли в целом, Украина значительно ослабила свои позиции в Черноморско-Азовском регионе и других регионах Мирового океана…>>>
  • Ситуация с украинской нефтепереработкой напоминает известный стишок про десять негритят. Правда, на заре независимости полноценно работающих нефтеперерабатывающих заводов в Украине было не десять, а шесть, но сути дела это не меняет. Как и в случае с негритятами, НПЗ последовательно прекращают свою жизнедеятельность…>>>
  • Неся бремя объективного аналитика и наблюдателя за нашей судебной системой, мы все чаще приходим к печальному выводу, что «черные мантии» — главные фигуранты в сомнительных делах, когда права человека растаптывают, буква закона попирается, а судебное решение несовместимо с понятием справедливости. «Раздутый миф» об «успехах» реформирования судебной власти является ярчайшим примером подлинного кощунства по отношению к праву в целом и его судебной системе, в частности. Классический тому пример — дело Н. Х. Кошура…>>>