Час пик
Быстрый переход:




Там, где пасется скот, будет торговый флот? | Страница 2

Автор: Андрей Потылико






Однако не будем забывать, что режим любой реки состоит из повышения и понижения уровня воды, и в периоды паводков и половодья Прут не раз доказывал свою способность становиться мощным потоком. К тому же, соседняя страна действительно полна решимости активизировать внутреннее судоходство и увеличить возможности Джурджулештского транспортного узла. Несколько лет назад правительство Молдовы приняло концепцию развития водного транспорта на реках Прут и Днестр, и события последнего времени подтверждают, что это не просто пустые декларации. Достаточно отметить, что 25 июня т. г. (то есть через два дня после официального старта навигации на Пруте) премьер-министр республики В. Филат в ходе заседания правительства потребовал от Министерств транспорта и окружающей среды и госпредприятия «Молдсилва» представить в ближайшее время предложения по очищению русла Прута. Как сообщило информагентство «Новости-Молдова», В. Филат заявил следующее: «Решить вопрос судоходства по Пруту нужно в кратчайшие сроки. Эта река должна стать полностью судоходной. В первую очередь нам предстоит открыть навигацию до города Леово».

Но вернемся к моему «путешествию». Молдавский берег Прута по-прежнему представляет собой типичное бессарабское захолустье, где на пустынных равнинах идиллически пасутся овцы, козы, коровы и лошади. На румынском берегу не менее идиллически сидят рыбаки. Глушь, тишина, лепота… И хотя я изучил низовья реки всего на два-три километра, этого вполне хватило, чтобы сделать и другие наблюдения. К примеру, я почти сразу же увидел стоящую у берега баржу, а еще ниже по течению Прут теряет свой «сельский облик»: в устье транспортная активность заметно возрастает. Здесь начинается акватория морского порта.

Кстати, начиная с 1996 года, я достаточно регулярно бываю в Джурджулештах, поэтому все изменения в самой южной точке Молдовы происходили и происходят на моих глазах. И вот что я отмечаю для себя всякий раз, когда пересекаю границу: молдаване постоянно что-то строят, развивают, совершенствуют. Вот и сейчас приятно удивила своим качеством новенькая автотрасса Кагул-Джурджулешты (о таких дорогах жители Одесчины могут только мечтать). Рядышком живет и, судя по всему, неплохо себя «чувствует» молдавский дунайский порт. А ведь 7‑8 лет назад украинские специалисты просто не верили, что он сможет серьезно конкурировать с портом Рени, не говоря уже о джурджулештских посягательствах на грузопотоки наших черноморских портов. Так что не следует легкомысленно относиться к амбициям соседней страны в низовьях Прута: там, где сегодня пасется скот, скоро может появиться современная транспортная инфраструктура.

 

Точка слияния Дуная и Прута — новый «плацдарм»

 

Разумеется, Украинскому Придунавью, и в первую очередь Ренийскому порту, угрожает не столько восстановление внутренней навигации в Молдове, сколько дальнейшее развитие порта в Джурджулештах за счет устья Прута. Еще в марте 2009 года, когда автор этих строк присутствовал на церемонии торжественного открытия джурджулештского пассажирского терминала с участием тогдашнего президента Молдовы Владимира Воронина, начальник речного порта Унгены Вячеслав Свиридов сказал, что гарантированная глубина в устье Прута — 5 метров. Соответственно, туда уже сейчас могут заходить и речные, и морские суда. Если же удастся расчистить и углубить фарватер притока Дуная, то точка слияния двух рек станет прекрасным «плацдармом» для расширения порта Джурджулешты. Кроме того, по словам В. Свиридова, проблему дефицита портовой территории (причальная линия в Джурджулештах не превышает 400 метров) можно решить благодаря сооружению новых транспортных объектов выше по течению Прута. Они позволят как бы растянуть порт в виде нескольких дополнительных пунктов.







  • Законотворчество — основной приоритет деятельности депутата и одновременно главный итог его пятилетней деятельности в стенах парламента. У народного депутата Сергея Гриневецкого этот итог внушительный: 55 подготовленных законопроектов и 88 депутатских запросов (депутатский запрос — официальное требование народного депутата к органам власти, для направления которого требуется поддержка Верховной Рады)…>>>
  • Совершенно очевидно, что действующая система управления дает очень серьезные пробуксовки, очень много бюрократии. И «его величество бюрократ» — он становится почвой для коррупции и барьером в диалоге власти и населения…>>>
  • «Заработная плата — мерило уважения, с которым общество относится к данной профессии». Возможно, этот афоризм американской активистки движения за социальные права в США Джонни Тиллмон и справедлив для стран с развитой рыночной экономикой, но в украинских реалиях он вряд ли найдет подтверждение на практике…>>>
  • Страсти кипят вокруг главной отечественной сиделицы. Восторженные фанаты исступленно требуют ей свободы. Того же домогаются зафрахтованные зарубежные борцы за демократию в Украине. Даже циклические изменения в самочувствии VIP-заключенной ставятся в вину «преступной власти»… На самом же деле циркачам и шоуменам нашей общественной жизни глубоко безразличны права человека, его свободы и сама свобода. Если, конечно, это не касается их самих и их подельников…>>>
  • Неся бремя объективного аналитика и наблюдателя за нашей судебной системой, мы все чаще приходим к печальному выводу, что «черные мантии» — главные фигуранты в сомнительных делах, когда права человека растаптывают, буква закона попирается, а судебное решение несовместимо с понятием справедливости. «Раздутый миф» об «успехах» реформирования судебной власти является ярчайшим примером подлинного кощунства по отношению к праву в целом и его судебной системе, в частности. Классический тому пример — дело Н. Х. Кошура…>>>