Час пик
Быстрый переход:




Ювенальная юстиция стала формой фашизма в самых изощренных его проявлениях | Страница 3

Автор: Виталий Славин






Давайте, хотя бы прислушаемся к тем, кто уже познал указанные «прелести». Например, во Франции, которая была одним из мировых пионеров в плане введения Ювенальной юстиции, национальное правительство под давлением профессионалов недавно забило тревогу, обратившись к Генеральному инспектору по социальным делам Пьеру Навесу и Генеральному инспектору юридического отдела Брюно Катала с просьбой представить доклад о состоянии дел в судах по делам несовершеннолетних, а также в социальных службах по поводу разлуки детей с родителями.

Доклад получился большой и… шокирующий. В нем говорилось:

«Огромное количество детей было отобрано у родителей и помещено в приюты и в приемные семьи. Судьи и сотрудники социальных служб постоянно нарушают закон. Между законом и практикой его применения — огромная пропасть. В одном и том же суде практика одного судьи отличается от практики другого. Нет качественного контроля системы защиты детей и семьи. Никакого уважения к семье, никакой заботы о ней Ювенальная юстиция не проявляет. Прокуратура не может вести наблюдение за всеми делами, так как их слишком много. Социальные работники и судьи имеют полную, безграничную власть над судьбой ребенка. Сотрудники социальных служб часто отнимали детей путем анонимного телефонного звонка о том, что та или иная семья в опасности. Экспертами было заявлено, что 50 процентов детей отнято противозаконно».

Профессор психологии Уве Йопт, преподаватель Университета Билефельда и один из ведущих специалистов по вопросам пред­ставительства интересов детей на суде в Германии, в интервью «Эксперту» резюмирует:

«Никогда раньше за всю историю Германии изъ­ять ребенка у родителей не было так просто. Сегодня достаточ­но, чтобы чиновник службы по защите детей, посещающий семью даже в первый раз, пришел к заключению, что благополучию нахо­дящегося в семье ребенка угрожает опасность. При этом толкова­ние опасности оставляется на усмотрение чиновника — в результа­те под опасностью может пониматься грязная одежда ребенка или небольшая площадь родительской квартиры».

А вот — свидетельство Йохана Бекмана, пред­седателя Антифашистского (подчеркнем — Антифашистского!) ко­митета Финляндии:

«Система ювенальной юстиции форми­рует по Финляндии настоящую сеть концентрационных лагерей. В стране действует более сотни так называемых детских домов, которые в действительности представляют собой частные тюремные заведения, образо­ванные по типу частных фирм, в которых работают тысячи со­трудников. Если ребенок попа­дает туда, его уже никогда не выпустят обратно. Для обслуживания своих репрессивных нужд организация учре­дила особую специальность — профессию так называемых «со­циальных работников». Они могут делать все, что угодно, так как их никто не контролирует. Очень часто социальными работниками становятся садисты, получающие удовольствие от издева­тельств над жертвой. Их самой главной страстью становится раз­рушение семей».

Примерно то же самое происходит и в других странах с развитой Ювенальной юстицией, разве что с небольши­ми национальными особенностями этой разновидности фашизма.

Председатель ВОО «Правозащитная организация «Общая Цель» Руслан Бортник на недавнем заседании «круглого стола» заявил: «В исследовании, проведенном Уберто Гатти из Генуэзского Университета (Италия), Ришаром Тремблэ и Фрэнком Витара (Монреальский университет), было проведено сравнение «взрослой» криминальной статистики двух категорий взрослых, бывших малолетних правонарушителей (тех, кто прошел через «ювенальную систему»), и тех, кого она миновала. По сравнению с теми, кто имел в юности похожую историю противоправного поведения, но не стал «пациентом» ювенальной системы, те, кто получил мягкие «ювенальные» приговоры (принудительное консультирование, общественные работы, возмещение ущерба), в 2,3 раза чаще совершали преступные деяния во взрослом возрасте; те, кто получил «ювенальный» испытательный срок, в 14 раз чаще совершали преступные деяния, став взрослыми; те, кто был в юности помещен в ювенальные исправительные учреждения, в 38 раз чаще становились преступниками, повзрослев.







  • «Безопасный город» — один из ключевых пунктов программы Сергея Гриневецкого. Являясь первым заместителем председателя Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны, он видит эту проблему как профессионал, системно, определяя ключевые факторы жизнеобеспечения города. Здесь и качество продуктов питания, и качество воды, и санитарная гигиена, и соблюдение ПДД...>>>
  • Здравоохранению нужен прозрачный механизм финансирования. Прежде всего, нужно определить четкий перечень гарантированных государством медицинских услуг, например, неотложную медпомощь и помощь на первичном уровне. Может быть, стоит найти новые механизмы финансирования здравоохранения…>>>
  • Выборы в местные советы должны проходить стопроцентно по мажоритарным округам. Особенно это стало понятно сейчас…>>>
  • Страсти кипят вокруг главной отечественной сиделицы. Восторженные фанаты исступленно требуют ей свободы. Того же домогаются зафрахтованные зарубежные борцы за демократию в Украине. Даже циклические изменения в самочувствии VIP-заключенной ставятся в вину «преступной власти»… На самом же деле циркачам и шоуменам нашей общественной жизни глубоко безразличны права человека, его свободы и сама свобода. Если, конечно, это не касается их самих и их подельников…>>>
  • «Баксам» пророчат уход с первых ролей в мировой финансовой системе уже давно. А он живет, и, если и не процветает, то уж на поверхности держится точно. Но, за последние несколько месяцев в мире произошло несколько событий, которые, без сомнения, в той или иной степени, на его «плавучесть» действуют…>>>