Час пик
Быстрый переход:




У войн всегда есть причины; в случае Сирии причина эта — геополитическая | Страница 2

Автор: Владислав Гулевич






У понятия геноцид есть четкие юридические рамки. Геноцид — это, прежде всего, убийства членов определенной группы; причинения тяжкого вреда их здоровью; меры, рассчитанные на предотвращение деторождения в такой группе; принудительная передача детей; предумышленное создание жизненных условий, рассчитанных на полное или частичное физическое уничтожение этой группы.

Как видим, к России эти тезисы относиться не могут. Черкесская культура никуда не исчезла. Напротив, развивается и процветает. Не исчезли и адыгские языки (черкесы — одно из названий адыгского народа, а кабардинцев, адыгейцев и черкесов принято называть одним именем — черкесы). Многие этнические группы в России, о геноциде не заикающиеся, даже не могут похвастаться такими успехами в сохранении позиций родного языка наряду с русским, как у черкесов (мордва, карелы, вепсы, марийцы, шорцы, хакасы).

О предумышленном создании унизительных условий жизни и речи быть не должно. Богатые черкесы живут в таких же особняках и ездят на таких же дорогих авто, как и их русские коллеги. А говорить о физическом уничтожении вообще грех, потому как рождаемость среди черкесов в разы выше, чем среди «творцов черкесского геноцида», т. е. русских. Странный геноцид получается, если его итоги — не уничтожение подвергаемой геноциду группы, а увеличение числа ее представителей. Тем не менее, подконтрольные США зарубежные и черкесские СМИ вовсю трубят о виновности русских в геноциде черкесского народа.

В Сирии проживают 100 тысяч черкесов, потомков кавказских мухаджиров, т. е. переселенцев, покинувших Кавказ после его покорения Россией. Сейчас, когда в Сирии звучат выстрелы, многие сирийские черкесы изъявили готовность вернуться на историческую родину — в Россию. Российское посольство оказывает им в этом посильную помощь. Только в одну Кабардино-Балкарию возвратились 220 человек. Ведутся переговоры о возвращении еще нескольких сотен.

Казалось бы, вот он, повод для примирения с Москвой! Но нет, западные грантодатели зорко следят за тем, чтобы мирного диалога между русскими и заграничными черкесами не получилось. С каждым разом звучит все больше претензий зарубежных черкесских организаций к Москве, как-то: переселить на российский Кавказ не несколько сотен, а несколько сотен тысяч ближневосточных черкесов; наделить прибывших жильем и работой; убрать из северокавказских регионов памятники в честь русских военачальников, отличившихся в войне с черкесскими отрядами, и отменить проведение в 2014 г. Олимпийских Игр в Сочи, поскольку в окрестностях Сочи в XIX в. шли ожесточенные бои царской армии с черкесами. Естественно, пойти на поводу у каких-то заграничных активистов Кремль не может. Да и выделить землю и рабочие места тысячам новоприбывших не представляется возможным. Это еще пуще раззадоривает западный агитпроп, который еще громче орет о геноциде черкесов и нежелании Кремля в нем каяться.

Американцы пытаются нагреть на этой теме руки и получить политические дивиденды в борьбе против России. Черкесский вопрос для них — лишь повод, чтобы еще раз ужалить Москву. Этим объясняются попытки американцев «вплести» черкесский вопрос в «подкладку» сирийской проблемы. Если российские власти все-таки примут решение о репатриации сирийских черкесов (пока такое желание высказали около 1000 из них), Вашингтон заговорит о молчаливом признании Россией того, что режим Башара Асада не в состоянии обеспечить безопасность собственных граждан и довел страну до гражданской войны (о своих «заслугах» в этом американцы скромно умолчат). Если Москва по каким-либо причинам не сможет заняться черкесской репатриацией, Вашингтон заведет старую пластинку о преступном равнодушии к страдающему в Сирии черкесскому народу (опять же умолчав, чьими же руками мирная Сирия была доведена до такого состояния).







  • «Заработная плата — мерило уважения, с которым общество относится к данной профессии». Возможно, этот афоризм американской активистки движения за социальные права в США Джонни Тиллмон и справедлив для стран с развитой рыночной экономикой, но в украинских реалиях он вряд ли найдет подтверждение на практике…>>>
  • Мы живем в самом прекрасном городе на земле — Одессе. Ее воспевают поэты и художники, им восхищаются гости города. Но есть еще Молдаванка и Ближние Мельницы, Ленпоселок и Бугаевка, другие микрорайоны, где не всегда из кранов идет вода, где улицы в дождь превращаются в бурные реки, где далеко не всегда есть то, что называют «благами цивилизации»…>>>
  • По самым скромным подсчетам только в Одессе в общежитиях проживает порядка 60 тысяч человек. Причем живут они не в лучших условиях, зачастую с риском вообще остаться на улице. И такие случаи бывают…>>>
  • На прошлой неделе были осуществлены работы по перезахоронению первых пяти могил с территории аварийного Григорьевского кладбища на новое место. 14 января для проверки качества выполняемых работ на территорию Южненского кладбища, куда и производится перезахоронение умерших, выехала инициативная группа, в состав которой входят родственники и близкие захороненных. Увиденное их поразило…>>>
  • Неся бремя объективного аналитика и наблюдателя за нашей судебной системой, мы все чаще приходим к печальному выводу, что «черные мантии» — главные фигуранты в сомнительных делах, когда права человека растаптывают, буква закона попирается, а судебное решение несовместимо с понятием справедливости. «Раздутый миф» об «успехах» реформирования судебной власти является ярчайшим примером подлинного кощунства по отношению к праву в целом и его судебной системе, в частности. Классический тому пример — дело Н. Х. Кошура…>>>