Час пик
Быстрый переход:




Крым: история учит тому, что она… ничему не учит | Страница 2

Автор: Владислав Гулевич






Во времена раздела флота отношение моряков к тем, кто сразу же перебежал во флот украинский, было сродни внутреннему презрению. Советские отставники вспоминают, как, будущему тогда еще, командующему украинским флотом Кожину начальство предъявляло взыскания за нерадение в службе и халатность. Когда начался дележ флота, Киев заманивал на свою сторону всех, кто держал обиду на бывшее флотское командование, предлагая им повышение по службе. Ты капитан второго ранга? Бросай российский флот, иди к нам, и будешь капитаном первого ранга! Некоторые так и делали. Так же поступил и Кожин, отказавшись поднимать российский флаг. Ведь ему предлагали умопомрачительную карьеру, списывали все взыскания по службе и т. д. По крайней мере, именно так рассказывают о событиях 1990‑х ветераны ВМФ СССР и ВМФ РФ.

Сохранению напряженности между русскими и украинскими моряками способствовало и поведение командующих ВМС Украины. Участвуя в совместных мероприятиях, они демонстративно выступали на украинском языке, хотя прекрасно владели и русским языком, который и был на самом деле их родным. Им никто не аплодировал. Люди стояли, молча, внутренне сопротивляясь непрошенной украинизации. Но военные чиновники гнули свою линию, чем и снискали неуважение окружающих.

Исключение составил командующий ВМС Украины Виктор Максимов, который не считал для себя зазорным обращаться к севастопольцам по-русски.

Украинские власти навалились на крымчан всей тяжестью административного аппарата, заставив-таки немалую часть моряков принять новую присягу. Особо непокорным грозило увольнение, потеря пенсии и служебных квартир. Но времена противостояния прошли, и сегодня украинские и российские моряки служат рядом, плечом к плечу. Правда, не всем нравится такая сплоченность. На Западе понимают, что только раздельное бытие украинского и российского флотов — залог гегемонии Запада в Средиземноморско-Черноморском регионе. И из-за губительного раздела флота в 1990‑е позиционная борьба складывается пока не в нашу пользу.

В 1945 году советский флот значительно уступал американскому, но к 1970‑му баланс сил выровнялся. С 1969 по 1979 годы на воду было спущено 100 подводных лодок. Невообразимое по сегодняшним меркам количество! Киев же, помнится, особенно рьяно настаивал при разделе флотского имущества на передаче в украинскую собственность передовых образцов судов. В итоге получился большой «пшик»: суверенная Украина не сумела поддерживать техническое обеспечение этих судов на должном уровне, и, либо продала их третьей стороне (авианесущий крейсер «Варяг» был продан Китаю), либо приостановила их строительство (недостроенный тяжелый авианесущий крейсер с атомной энергетической установкой «Ульяновск» был разрезан на стапеле в Николаеве).

Сегодня ЧФ РФ по боевым возможностям уже в 2,5 раза уступает флоту турецкому (!), чего ранее не бывало! Этот цейтнот совпал с изменениями во внешней политике Анкары. Турция приступила к активной политике в ближневосточном регионе.

СМИ уже сообщали, что Анкара будто бы упрашивала Вашингтон начать вооруженное вторжение в Сирию, обещая всяческую поддержку со своей стороны. Туркам главное не позволить ослабнуть турецкому влиянию в Сирии, с которой у них имеется общая граница. Сирия без Турции — это ключ к дестабилизации обстановки в самой Турции. Турция без Сирии — это невозможность противостоять Израилю, с которым у турок складываются враждебные отношения, это утеря контроля над Палестиной. Укрепление Анкары в Средиземноморье невозможно без усиления ее в Причерноморье. Отсюда можно прогнозировать активизацию турецкой гуманитарной политики в Крыму (целевая аудитория — крымские татары) и, вероятно, на Кавказе. Интересы Турции идут вразрез с интересами России (и Украины) в регионе. Следовательно, сильный российский флот под боком туркам не нужен.







  • Лифты — проблема любого крупного города. К сожалению, неприятных, а порой и трагичных, ситуаций с лифтами становится все больше, и, по мнению С. Гриневецкого, этот вопрос заслуживает отдельного детального обсуждения…>>>
  • По самым скромным подсчетам только в Одессе в общежитиях проживает порядка 60 тысяч человек. Причем живут они не в лучших условиях, зачастую с риском вообще остаться на улице. И такие случаи бывают…>>>
  • В качестве первого заместителя председателя Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны Сергей Гриневецкий инициировал ряд законов и депутатских запросов, направленных на улучшение социальной защиты военнослужащих…>>>
  • В нашей газете (№46(550) от 20 ноября 2011 года), мы уже поднимали тему противостояния Одесского городского совета, в лице фирмы «Варион» и фонда социальной защиты «Ветеран». Весь сыр-бор возник из-за помещений, выделенных городом под создание благотворительных столовых. Фирма «Варион», якобы как «новый арендатор» начала борьбу с «Ветераном», чья деятельность на протяжении многих лет, обеспечивала едой самых незащищенных и малоимущих Одессы…>>>
  • Неся бремя объективного аналитика и наблюдателя за нашей судебной системой, мы все чаще приходим к печальному выводу, что «черные мантии» — главные фигуранты в сомнительных делах, когда права человека растаптывают, буква закона попирается, а судебное решение несовместимо с понятием справедливости. «Раздутый миф» об «успехах» реформирования судебной власти является ярчайшим примером подлинного кощунства по отношению к праву в целом и его судебной системе, в частности. Классический тому пример — дело Н. Х. Кошура…>>>