Час пик
Быстрый переход:




К 70-летию обороны Кавказа: кавалерами «Южного банта» было всего-то 980 человек! | Страница 2

Автор: Виталий Орлов, старший преподаватель ОНУ им. И. Мечникова






О Родионе Яковлевиче Малиновском написано и сказано очень много. Добавлю лишь то, что он начал войну в должности командира 48‑го стрелкового корпуса. Немного подробнее стоит остановиться на личности Якова Тимофеевича Черевиченко, командующего Одесским военным округом с июля 1940 по июнь 1941 года. Кстати, Малиновский был у Черевиченко в подчинении. Только, в отличие от Малиновского, военные дороги которого пролегли на южных участках Фронта, Черевиченко довелось побывать под Москвой, где с 24 декабря 1941 по 2 апреля 1942 года он командовал Брянским фронтом. Войска под его командованием участвовали в контрнаступлении под Москвой, освободили большое количество городов и сел, и вышли на подступы к Орлу и Курску.

После этого Якова Тимофеевича направили на Кавказ на должность заместителя заместитель командующего войсками Северо-Кавказского направления, затем Северо-Кавказского Фронта.

Донской оперативной группе Малиновского был дан приказ прикрывать ставропольское направление. Среди войск, которые выполняли эту задачу, была 51‑я армия, которая, начиная с 25 июля, вела самые тяжелые бои. Армией командовал Трофим Калинович Коломиец, военачальник с закалкой еще 1‑й Мировой войны, перешедший в 1919 году на сторону революции. Много лет спустя Маршал Андрей Антонович Гречко написал, что «до 28 июля в армии не было ни одного танка» (?!) в то время, как против дивизий 51‑й армии действовали 2 танковые, 4 пехотные и одна моторизованная дивизия 6‑го румынского корпуса, а также 40‑й и 48‑й танковые корпуса.

В начале войны генерал-майор Коломиец командовал 32‑м стрелковым корпусом (16‑я армия), с которым участвовал в Смоленском сражении. 14 июля 16‑й армии была поручена оборона подступов к Смоленску и самого города, хотя, армия состояла только из корпуса Коломийца. Ко времени получения приказа корпус вел бои на дальних рубежах.

Несмотря на отчаянное сопротивление наших войск, 16 июля немцы овладели значительной частью Смоленска, а 32‑й корпус, как и другие части, оказался в оперативном окружении. 28 июля 1941 года Красная Армия город оставила. Оставшиеся в Смоленске части удалось деблокировать, и они 4 августа ушли по уцелевшим переправам через Днепр.

После событий под Смоленском генерал-майор Коломиец оказался на самой окраине Фронта — в Одессе. Его назначили начальником тыла Приморской армии, на должность, которая не соответствовала его опыту. Но, надо сказать, что это был не самый худший вариант. Мы знаем, сколько военачальников погибло в первые месяцы войны. К концу обороны города Трофим Калинович стал командиром легендарной 25‑й Чапаевской дивизии.

К концу июля 1942 года войска 51‑й армии оказались отрезанными от основных сил Фронта, нарушилась связь между армией и штабом Фронта. В таких условиях 51‑я армия была передана в состав Сталинградского Фронта и впоследствии приняла участие в обороне Сталинграда.

Среди войск, составивших Приморскую группу генерал-полковника Я. Т. Черевиченко, была 56‑я армия, на которую пришелся самый сильный натиск.

6 августа противник начал наступление на майкопском и краснодарском направлениях. На Краснодар гитлеровцы наступали со стороны Тихорецка и Каневской пятью пехотными дивизиями. Преодолев в течение 8‑9 августа слабую оборону наших войск, состоявших из 56‑й армии (которую поддерживал отряд бронекатеров и 16‑й дивизион сторожевых катеров Отдельного Кубанского отряда, под командованием капитан-лейтенанта Шулика), 10 августа завязался бой за город Краснодар, который после ожесточенных боев был захвачен 12 августа. Наши части на этом направлении отошли на левый берег реки Кубань. Моряки Отдельного Кубанского отряда взорвали материальную часть, уйдя на сухопутный фронт 56‑й армии генерала Александра Ивановича Рыжова, человека интересной судьбы.







  • По самым скромным подсчетам только в Одессе в общежитиях проживает порядка 60 тысяч человек. Причем живут они не в лучших условиях, зачастую с риском вообще остаться на улице. И такие случаи бывают…>>>
  • Мы живем в самом прекрасном городе на земле — Одессе. Ее воспевают поэты и художники, им восхищаются гости города. Но есть еще Молдаванка и Ближние Мельницы, Ленпоселок и Бугаевка, другие микрорайоны, где не всегда из кранов идет вода, где улицы в дождь превращаются в бурные реки, где далеко не всегда есть то, что называют «благами цивилизации»…>>>
  • Сергей Гриневецкий в своей деятельности уделяет особое внимание Придунавью. Еще в бытность С. Гриневецкого губернатором Одесской области, по его инициативе КМУ в 2004 году утвердил Комплексную программу развития Украинского Придунавья, которая обеспечивала качественное развитие региона. К сожалению, «оранжевое» руководство страны игнорировало интересы страны в Придунавье, и о Программе «забыли»…>>>
  • Противостояние обострилось до такой степени, что жители Лиманского решили провести акцию протеста — перекрыть проходящую через село железную дорогу. Работникам милиции удалось предотвратить незаконные действия людей, однако «паровой котел» протестного движения грозил взорваться в любой момент. Урегулировать ситуацию попытались Ренийская райгосадминистрация и районное газовое хозяйство. При их участии в конце октября 2011 года противоборствующие стороны достигли компромисса, и появилась надежда на то, что темпы газификации села будут ускорены… С тех пор прошло почти пять месяцев, но проблема лишь усугубилась…>>>
  • Мы продолжаем заниматься проблемой жильцов ведомственных домов и общежитий, которую поднял народный депутат, первый заместитель председателя Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны Сергей Гриневецкий в своем депутатском запросе к Премьеру Николаю Азарову…>>>