Час пик
Быстрый переход:




К 70-летию обороны Кавказа: кавалерами «Южного банта» было всего-то 980 человек! | Страница 3

Автор: Виталий Орлов, старший преподаватель ОНУ им. И. Мечникова






Начало войны Александр Иванович встретил в Одесском военном округе, в Рыбницком укрепрайоне, в задачи которого входила охрана территории СССР вдоль Днестра на протяжении по фронту 120 км. 2 июня 1941 года около 5‑ти часов утра румынские бомбардировщики нанесли удар по аэродрому в Кишиневе, по мостам в Рыбнице. Армия противника натолкнулась на организованный отпор, и стала нести крупные потери. В ряде пунктов войска не смогли пересечь границу, а на левом фланге, где наступали румынские войска, некоторые части Южного Фронта нанесли контрудар и прорвались на территорию Румынии.

1 июля при поддержке артиллерии 198‑я дивизия немцев форсировала реку Прут. Было введено в бой до ста танков, завязались тяжелые оборонительные бои. Немцы предприняли ряд попыток прорваться к переправам через Днестр и отрезать 2‑ой механизированный и 48‑ой стрелковый корпуса. Они усилили бомбардировки Котовска, Рыбницы и Рашкова.

Утром 18 июля приказ о занятии обороны в полосе Рыбницкого и Тираспольского укрепрайонов получили 9‑я и Приморская армии. В это же время из 9‑й армии на другие участки фронта были переброшены механизированные части и артиллерия резерва главного командования. 23 июля обескровленные, без танков, с острой нехваткой патронов и снарядов части 9‑й армии заняли оборону по левому берегу Днестра от с. Грушка Каменского района до г. Григориополь. Приморская армия — от Григориополя до Черноморского побережья.

Немцы пытались разорвать фронт на две части, поэтому они создавали преимущество в живой силе и танках, которых ни в 9‑й, ни в Приморской армии не было. Командование перебрасывало скудные резервы на проблемные участки, оголяя места, где немцы не атаковали. Но это было малоэффективно. 23 июля немцы вышли к Кодыме, в тыл Рыбницкого укрепрайона. Личный состав района до последней возможности удерживал позиции до получения приказа об отходе, ведь под угрозой окружения оказались 9‑я и Приморская армии.

После оставления Приднестровья, генерал Рыжов командовал 296‑й стрелковой дивизией, которая вела оборонительные бои в районе Запорожья и Донбасса. С февраля 1942 года — заместитель командира, а с мая 1942 года — командир 3‑го гвардейского стрелкового корпуса (Южный Фронт), который участвовал в Воронежско-Ворошиловградской оборонительной операции. До вступления в командование 56‑й армией генерал Рыжов командовал 3‑м гвардейским стрелковым корпусом.

В июле 1942 года после тяжелых боев 56‑я армия приняла на себя удар 17‑й армии противника. Поддержку ей оказывали войска 18‑й армии — той самой, которая защищала наши рубежи в полосе Рыбницкого укрепрайона. Тогда армией командовал Андрей Кириллович Смирнов, погибший при обороне Запорожья. В начале обороны Кавказа командармом-18 был Федор Васильевич Камков. В обоих армиях был большой некомплект в личном составе и вооружении, очень мало артиллерии (всего 229 орудий и 292 миномета) и совсем не было танков.

С самого начала боев на Северном Кавказе действия сухопутных войск с воздуха прикрывали три полка ВВС Черноморского Флота: 5‑й гвардейский, 36‑й минно-торпедный и 18‑й штурмовой. Чуть позже все остальные части были нацелены на поддержку боевых действий общевойсковых армий. Морские бомбардировщики летали днем и ночью, бомбили колонны на марше, скопления живой силы и техники в районах сосредоточения и на привалах, железнодорожные эшелоны на станциях и перегонах, разрушали переправы на Дону и Кубани, уничтожали вражеские самолеты на аэродромах. Летчики действовали также против морских сил противника, срывая высадку морских десантов врага, топили корабли и транспорты с подкреплением, ставили минные заграждения на фарватерах и в гаванях.

В составе 5‑го гвардейского авиаполка сражался майор Дмитрий Михайлович Минчугов, начавший войну с первых ее минут. Будучи летчиком 2‑го минно-торпедного авиаполка, Минчугов и его товарищи совершили 23 и 24 июня 1941 года воздушные налеты на Констанцу, 13 июля — на дунайский порт Тулча, 14 и 18 августа самолеты полка бомбили Плоешти, 16 августа — Констанцу. И это в те дни, когда даже Одесса была в огненном кольце!







  • Застройка Молдаванки должна базироваться на нескольких принципах. Во-первых, ключевым должен стать принцип социальной справедливости…>>>
  • Безопасность горожанина касается не только чрезвычайных ситуаций…>>>
  • Совершенно очевидно, что действующая система управления дает очень серьезные пробуксовки, очень много бюрократии. И «его величество бюрократ» — он становится почвой для коррупции и барьером в диалоге власти и населения…>>>
  • Страсти кипят вокруг главной отечественной сиделицы. Восторженные фанаты исступленно требуют ей свободы. Того же домогаются зафрахтованные зарубежные борцы за демократию в Украине. Даже циклические изменения в самочувствии VIP-заключенной ставятся в вину «преступной власти»… На самом же деле циркачам и шоуменам нашей общественной жизни глубоко безразличны права человека, его свободы и сама свобода. Если, конечно, это не касается их самих и их подельников…>>>
  • Неся бремя объективного аналитика и наблюдателя за нашей судебной системой, мы все чаще приходим к печальному выводу, что «черные мантии» — главные фигуранты в сомнительных делах, когда права человека растаптывают, буква закона попирается, а судебное решение несовместимо с понятием справедливости. «Раздутый миф» об «успехах» реформирования судебной власти является ярчайшим примером подлинного кощунства по отношению к праву в целом и его судебной системе, в частности. Классический тому пример — дело Н. Х. Кошура…>>>