Час пик
Быстрый переход:




Шабдан Джантаев и русско-киргизский союз | Страница 1

Автор: Владислав Гулевич




С легкой руки француза Астольфа де Кюстина, автора нашумевшей книги «Россия в 1839 году» (в русском переводе — «Николаевская Россия»), Россию принялись называть на Западе «тюрьмой народов». Французский маркиз никак не мог простить русским разгром европейских цивилизаторов в 1812 году с непобедимым Бонапартом во главе. Кюстин не удержался от соблазна измазать русских самыми черными красками. В его книге русские — это сплошь бестолковые и безобразные моральные уроды, варвары и рабы, живущие в грязи, и ни на что не способные. Странно, как это у них хватило еще способностей вышвырнуть вон армию «великого корсиканца»! Стоит ли говорить, что в Европе эта книга пришлась очень кстати! Пять прижизненных переизданий на французском плюс перевод почти на все европейские языки! Наверное, ни одному произведению русской классики не было выказано столько «уважения»!

Черных красок для России у Европы всегда хватало. Хватает их и сейчас. Но сама история опровергает гнусный в своей лживости, и дешевый пропагандистский тезис о России, как о «тюрьме народов».

В западных СМИ часто можно найти материалы о борьбе с русскими иных народов. Русским, естественно, отведена роль колонизаторов и угнетателей. И вряд ли вы найдете в подобных репортажах цитаты Бисмарка, который говаривал: «Англичане ведут себя в Азии менее цивилизованно, чем русские; они слишком презрительно относятся к коренному населению и держатся на расстоянии от него... Русские же, напротив, привлекают к себе народы, которые они включают в свою империю, знакомятся с их жизнью». Или лорда Керзона: «Россия, бесспорно, обладает замечательным даром добиваться верности и даже дружбы тех, кого она подчинила силой... Русский... совершенно свободен от того преднамеренного вида превосходства и мрачного высокомерия, который в большей степени воспламеняет злобу, чем сама жестокость».

Вряд ли западные историки знают о том, что благодарные греки о. Занте направили адмиралу Ушакову коллективное прошение принять их под российский скипетр; что имам Шамиль, потратив тридцать лет своей жизни на войну с русскими, горько потом об этом жалел, а его правнучка, родившаяся и прожившая всю жизнь в Эфиопии, не только вышла замуж за русского, но и приняла православие после смерти мужа; что национальный герой ингушского народа Уциг Малсаг был особой, приближенной к императору Александру II. Таких примеров множество, и они ломают традиционно русофобский дискурс западной историографии. Но важно, чтобы о них знали и помнили не только в России. Поэтому вспомним еще об одной яркой исторической личности, оставившей заметный след в российской истории. И не только в российской.

Речь пойдет о Шабдане Джантаеве (1839‑1912), киргизском государственном и военном деятеле, о котором один из современников отозвался так: «Слабым он давал силу, бедняков обеспечивал домашним скотом, бездомных — крышей над головой, не услышанным укреплял голос, безверным возвращал веру».

Родился Шабдан Джантаев на территории нынешнего Кеминского района Киргизии. Его отец был феодальным правителем, и с детства воспитывал в сыне верность главным принципам степных кочевников — отваге, уважению к окружающему миру, усердию и бесстрашию. В те времена Средняя Азия напоминала клокочущий котел. Кокандское ханство, Бухарское ханство, соперничество за сферы влияния, интересы Англии и России в регионе. Если Россия стремилась обезопасить свои сухопутные рубежи на Юге, то англичане, преодолев тысячи миль морем, пытались эти рубежи взорвать, играя на противоречиях местных властителей.

Сегодня некоторые среднеазиатские историки националистического толка пытаются изобразить дороссийский период в истории Средней Азии как золотую эпоху. Золотых эпох не бывает. Все очень относительно. Свидетельство тому и судьба Шабдана Джантаева, который в 1850 г., т. е. в возрасте 11 лет, был отправлен в качестве заложника ко двору кокандского хана. В ханскую орду в те времена попадали многие киргизы. Кто добровольно, кто в виде заложника. Многие, прослужив в орде не один год, так и оставались там, сражаясь с врагами хана. С врагами хана пришлось сразиться и Джантаеву. Случилось это в 1860 г., когда кокандцы потерпели поражение от русских войск в Узун-Агачском сражении. Тогда-то будущий сторонник российско-киргизской дружбы и увидел воочию превосходство царской армии над войсками кокандского хана. Власть хана распространялась тогда на часть современной Киргизии. Продвижение русских войск вглубь Киргизии и негласное присутствие Лондона в этих событиях привели к целому ряду кровавых стычек подчиненных хану киргизских племен с царскими войсками. В это время отец Шабдана признает русскую власть, не видя смысла в продолжении бойни. Ханские власти за отца мстят сыну, и Шабдан оказывается в тюрьме в Бишкеке. Смелый и непокорный, Джантаев бежит из заточения, а вскоре и власти кокандского хана пришел конец. На территории северной части Киргизии — Туркестанское генерал-губернаторство.







  • Наш город славен прекрасной архитектурой. Мы гордимся тем, что Одессу строили ведущие архитекторы прошлого. Но, увы, многие из этих зданий находятся в плачевном состоянии. Забота о культурном наследии Одессы всегда являлась приоритетом для Сергея Гриневецкого…>>>
  • Здравоохранению нужен прозрачный механизм финансирования. Прежде всего, нужно определить четкий перечень гарантированных государством медицинских услуг, например, неотложную медпомощь и помощь на первичном уровне. Может быть, стоит найти новые механизмы финансирования здравоохранения…>>>
  • В качестве первого заместителя председателя Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны Сергей Гриневецкий инициировал ряд законов и депутатских запросов, направленных на улучшение социальной защиты военнослужащих…>>>
  • Страсти кипят вокруг главной отечественной сиделицы. Восторженные фанаты исступленно требуют ей свободы. Того же домогаются зафрахтованные зарубежные борцы за демократию в Украине. Даже циклические изменения в самочувствии VIP-заключенной ставятся в вину «преступной власти»… На самом же деле циркачам и шоуменам нашей общественной жизни глубоко безразличны права человека, его свободы и сама свобода. Если, конечно, это не касается их самих и их подельников…>>>
  • Неся бремя объективного аналитика и наблюдателя за нашей судебной системой, мы все чаще приходим к печальному выводу, что «черные мантии» — главные фигуранты в сомнительных делах, когда права человека растаптывают, буква закона попирается, а судебное решение несовместимо с понятием справедливости. «Раздутый миф» об «успехах» реформирования судебной власти является ярчайшим примером подлинного кощунства по отношению к праву в целом и его судебной системе, в частности. Классический тому пример — дело Н. Х. Кошура…>>>