Час пик
Быстрый переход:




Тоннель под украинско-словацкой границей может войти в книгу рекордов Гиннеса | Страница 3

Источник: «Мигньюс»






И еще один штрих. Правоохранительные органы упорно молчат о стоимости этого тоннеля. Покупались земельные участки и строилась недвижимость как на украинской, так и словацкой сторонах, до пуска первого контрабандного «эшелона». По приблизительным подсчетам, на все это ушло до полумиллиона долларов. Понятно, что тщательно подбирались и компаньоны со словацкой стороны, надо полагать с соответствующей «крышей». Одному человеку это не под силу.

Получив участок и вполне реальный проект, проведя изыскательные работы, в том числе и геодезические, начали стройку тоннеля, для которой нужны шахтные специалисты с техникой — вручную много не нароешь. В народе поговаривают, что технику привлекли из Калуша Ивано-Франковской области, где находится крупный химический комбинат, на территории которого проложены подземные трубопроводные магистрали. Также поговаривают, что к строительству этого тоннеля приложили свои руки и специалисты Мужиевского рудника, что в Береговском районе Закарпатской области. Оттуда, мол, и «Кроты». Их в области два, так что установить, какой именно работал на строительстве трансграничного «метро», будет несложно.

Для армирования стен тоннеля должен был в огромном количестве завозиться металл и комплектующие. По металлическим заготовкам, которые пошли на стенки тоннеля, будет нетрудно определить и завод-изготовитель, и лиц или посредников, закупавших этот металл. Если применялась сварка, то следует искать лиц, умеющих проводить такие работы. Аналогично с бетонированием и покрытием стен тоннеля защитным покрытием. Понятно, что этим не будут заниматься сварщики. Протягивание кабеля, установка рельс и завоз вагонеток предусматривает как своих производителей, так и специалистов. Как говорят в народе, вагонетки «самопальные», но делали их не шахтеры и сварщики, а те, кто разбирается в этом.

Это подземное сооружение с бегающими вагонетками предусматривало потребление электроэнергии. Так что, если проверить счета на оплату, можно установить по месяцам и годам потребление электроэнергии этим объектом, а, следовательно, выяснить, когда ушла первая партия контрабанды, когда были «пики» перевозок. Кто-то ведь платил за свет, воду, канализацию, подключение газа со сметной документацией и т. д.

На сегодня — это один из самых загадочных и интересных вопросов. По общему народному мнению, хозяева тоннеля находятся не в Закарпатье, а в Киеве. В Закарпатье — только исполнители и соучастники. Утверждать это позволяет сам сооруженный объект. Его разработка, сооружение, эксплуатация и обеспечение высоколиквидным товаром. Его поставки были бы не под силу небольшой группе людей, тем более только закарпатцам. Какой смысл рыть для контрабанды сигарет тоннель, если до недавнего времени, пока не был установлен рентген на венгерской границе, в грузовых вагонах под сыпучими грузами перевозились сотнями ящики сигарет.

Участок словацко-украинской границы «Павлово» на сегодня не оборудован рентгеном, что позволяет контрабандистам, контролирующим этот канал, под грузами переправлять сигареты, и не только их. Все эти контрабандисты известны сотрудникам СБУ, УМВД, прокуратуре.

Доставка сигарет от завода-изготовителя до места разгрузки и погрузки в вагонетки предусматривает либо элементарное сопровождение этого груза человеком с широкими полномочиями, либо «зеленую улицу» вдоль всей трассы до перевала. Без работников милиции, как утверждают закарпатцы, здесь никак не обойтись. Кто может дать указание рядовому сотруднику милиции или даже офицеру поста ГАИ? А до перевала их много. За перевалом сигареты логичней везти на отстойник — непроверяемый склад, где хранятся подакцизные товары. Оттуда проще эти ящики завозить на разгрузку к тоннелю. Вопрос доставки — весьма интересный вопрос, ответы на который многое могут прояснить.







  • Когда в 2005 году мы шли на выборы в местные советы, мы первые подняли вопрос о Хаджибеевском, Куяльницком, Григорьевском, Тилигульском лиманах — вообще о системах лиманов вокруг Одессы и их критическом состоянии. На нас тогда смотрели с удивлением, дескать, «Зачем им это нужно?!». А мы понимали, зачем. Мы знаем, что представляет собой этот природный ресурс, какое это богатство, и как мы не умеем им нормально распорядиться…>>>
  • «Безопасный город» — один из ключевых пунктов программы Сергея Гриневецкого. Являясь первым заместителем председателя Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны, он видит эту проблему как профессионал, системно, определяя ключевые факторы жизнеобеспечения города. Здесь и качество продуктов питания, и качество воды, и санитарная гигиена, и соблюдение ПДД...>>>
  • По самым скромным подсчетам только в Одессе в общежитиях проживает порядка 60 тысяч человек. Причем живут они не в лучших условиях, зачастую с риском вообще остаться на улице. И такие случаи бывают…>>>
  • Ситуация с украинской нефтепереработкой напоминает известный стишок про десять негритят. Правда, на заре независимости полноценно работающих нефтеперерабатывающих заводов в Украине было не десять, а шесть, но сути дела это не меняет. Как и в случае с негритятами, НПЗ последовательно прекращают свою жизнедеятельность…>>>
  • Неся бремя объективного аналитика и наблюдателя за нашей судебной системой, мы все чаще приходим к печальному выводу, что «черные мантии» — главные фигуранты в сомнительных делах, когда права человека растаптывают, буква закона попирается, а судебное решение несовместимо с понятием справедливости. «Раздутый миф» об «успехах» реформирования судебной власти является ярчайшим примером подлинного кощунства по отношению к праву в целом и его судебной системе, в частности. Классический тому пример — дело Н. Х. Кошура…>>>