Час пик
Быстрый переход:




Что подсказывают нам сама история и геополитическая логика? | Страница 1

Автор: Петро Роженко




Поляки своей миссией избрали противостояние России и русским. Противостояние с немцами (вторая часть польского народного сознания) в силу политико-экономических причин членства в НАТО и ЕС обсуждению теперь не подлежит, поэтому Польша и превратилась добровольно в разрушителя славянского единства. Впрочем, она этим разрушителем стала давно, и Запад с удовольствием пользовался ее услугами.

 

Славяне заселяют широкой полосой внушительную территорию от Адриатики и Одера до предгорий Кавказа и Сахалина. Если эту полосу разрезать на сегменты, мы получим ряд: хорваты — словенцы — чехи — лужицкие сербы (самые западные ветви славянства, живущие практически на одном меридиане); сербы — болгары — словаки — поляки — кашубы (располагаются сразу за ареалом расселения хорватов, лужичан и чехов); и русские (самый восточный славянский народ, к которому, если быть верным исторической правде, нужно относить белорусов и малороссов).


Из всех славян самое прочное и долговечное государственное образование, способное реально влиять на мировую повестку дня, удалось создать только русским. Это же государственное образование было и самым обширным. Ни Речь Посполитая в периоды своего расцвета, ни сербские царства и средневековые государства лужичан, чехов или болгар не достигали подобных масштабов. Это отражается на уровне психологического восприятия русских западными и южными славянами.

В понимании сербов русские — это бесшабашные воины-храбрецы, носители яркого славянского боевого духа. Если серб не хочет идти на какой-либо риск, он говорит: «Я же не русский доброволец». Русский доброволец для серба — это воплощение бесстрашия.

Для чехов и поляков русские — это если и не дикие, то довольно необузданные натуры. Поляки почему-то думают, что русские, если придут, то отрежут голову, хотя резать головы — вовсе не русское занятие.

Среди всех славян, за вычетом русских, самыми воинственными следует считать сербов и поляков. При этом черногорцев нельзя отделять от сербов, т. к. это один народ. О сербах мы уже говорили. Поговорим о поляках.

Поляки своей миссией избрали извечное противостояние России и русским. Польская национальная история, народные предания, политические убеждения — все поставлено на кон борьбы с русскими. Противостояние с немцами — вторая часть польского народного сознания, но в силу политико-экономических причин (членство обоих народов в НАТО и ЕС) выпячивать историю польско-немецких конфликтов нежелательно. Остаются русские, на которых и падает основной груз иррациональной польской антипатии. Польша, будучи славянской крови, добровольно превратилась в разрушителя славянского единства.

Запад с удовольствием пользовался ее услугами. Порой, даже государства, не находившиеся с Россией в состоянии войны, принимали польских повстанцев на постой. Так, в 1860‑х в Италии существовала польско-итальянская военная школа, где проходили подготовку польские повстанцы. Итальянцы, будучи католиками, снисходительно смотрели на военные шалости своих единоверцев. Поэтому поляки, прибывая в Италию, без проблем могли перед отправкой в Россию заниматься кавалерийской, артиллерийской и пехотной подготовкой. Эта школа — аналог современных диверсионно-полевых лагерей исламских боевиков где-нибудь на Кавказе или в Афганистане. Ее выпускники легально или нелегально проникали потом на территорию Западной России, где сколачивали повстанческие отряды или вливались в уже существующие боевые единицы. В одной из таких школ проходил обучение Людвик Мерославский, которого мы еще упомянем. Уже тогда Европа, желая ослабить Россию, как своего главного геополитического оппонента, симпатизировала Польше. Жюль Верн, работая над своим «Капитаном Немо», хотел вначале изобразить его поляком, который мстит русским за поруганную жену. Впрочем, позже французский классик изменил сюжетную линию.







  • Когда в 2005 году мы шли на выборы в местные советы, мы первые подняли вопрос о Хаджибеевском, Куяльницком, Григорьевском, Тилигульском лиманах — вообще о системах лиманов вокруг Одессы и их критическом состоянии. На нас тогда смотрели с удивлением, дескать, «Зачем им это нужно?!». А мы понимали, зачем. Мы знаем, что представляет собой этот природный ресурс, какое это богатство, и как мы не умеем им нормально распорядиться…>>>
  • Мы живем в самом прекрасном городе на земле — Одессе. Ее воспевают поэты и художники, им восхищаются гости города. Но есть еще Молдаванка и Ближние Мельницы, Ленпоселок и Бугаевка, другие микрорайоны, где не всегда из кранов идет вода, где улицы в дождь превращаются в бурные реки, где далеко не всегда есть то, что называют «благами цивилизации»…>>>
  • Малиновский район — не только колоритная Молдаванка, Промзона с крупнейшими предприятиями или типовая застройка «Черемушек». Это и пять поселков — Ленпоселок, Дзержинка, Сахарный — окраины, где жизнь отличается от ритма «большого города». Находясь в стороне от главных магистралей и оживленных улиц, не так заселенные, как спальные районы — эти места зачастую обделены вниманием властей…>>>
  • В нашей газете (№46(550) от 20 ноября 2011 года), мы уже поднимали тему противостояния Одесского городского совета, в лице фирмы «Варион» и фонда социальной защиты «Ветеран». Весь сыр-бор возник из-за помещений, выделенных городом под создание благотворительных столовых. Фирма «Варион», якобы как «новый арендатор» начала борьбу с «Ветераном», чья деятельность на протяжении многих лет, обеспечивала едой самых незащищенных и малоимущих Одессы…>>>
  • Если у вас захотят отнять жилье, не имея на то убедительных и документально подтвержденных оснований, совсем не обязательно, что вас защитит суд. Может случиться и наоборот: суд примет в производство дело, не имея никаких оснований для возбуждения производства. И вы проиграете в этом неправедном суде. А того факта, что судья наплевал и на ваши права, и на саму букву закона, никто не заметит. Ни в апелляционной инстанции, ни в Высшем суде. Называется это одним именем — произвол. Но это — не просто реалии наших будней. Это — «картинка с натуры»… >>>