Час пик
Быстрый переход:




Аморальная «моральная поддержка» | Страница 1

Автор: Андрей Потылико




Ренийские районные власти фактически отказались выделить из местного бюджета финансовую помощь пострадавшим от июльской стихии.

 

«Всего у нас пострадало 308 домов из более чем 700. Правда, соответствующих заявлений поступило 358, однако сельсовет не стал учитывать дома с незначительными повреждениями. Очень пострадала школа: крыша превратилась в решето, выбиты все окна. В таком же состоянии (где-то разрушений больше, где-то меньше) находятся детский сад, сельская врачебная амбулатория, Дом культуры, другие объекты».

Сельский голова с. Плавни Вера Карталяну

 

За последние месяцы Одесская область несколько раз испытала удары стихии. В мае город Рени дважды пострадал от ливневых паводков, причем первый ливень сопровождался градом. В июле силы природы разбушевались еще сильнее, значительно расширив географию своего разгула: ураганы, проливные дожди и град обрушились на Болградский, Измаильский, Ренийский, Арцизский и другие районы, а город Ананьев едва не превратился в руины.

В Ренийском районе в эпицентре стихийного бедствия оказалось село Плавни — 16 июля оно было буквально атаковано внезапным шквалом и подверглось «бомбардировке» крупным градом (некоторые куски града были величиной с апельсин!). Ветер достигал такой силы, что на зернотоке он снес 15 бетонных плит, а крупные тополя падали как сломанные тростинки…

Спустя три недели автор этих строк отправился в Плавни, чтобы узнать, с какими проблемами сталкиваются сегодня местные жители, на каком этапе находятся восстановительные работы, решается ли вопрос предоставления этому населенному пункту государственной помощи.

 

Селу необходимо 14 тысяч листов шифера!

 

Естественно, за прошедшее время в Плавнях удалось навести относительный порядок, однако следы стихийного бедствия встречаются почти на каждом шагу. Жутковато выглядят уцелевшие деревья: в разгаре лето, а они — без листьев, с измочаленными ветвями. Глядя на них, я почему-то сравнил эту картину с нашествием голодных динозавров, которые прошлись по улицам и сожрали всю растительность на своем пути…

Немые свидетели жестокого каприза погоды — крыши домов — выглядят так, словно их обстреляли из крупнокалиберного пулемета. И хотя довольно часто попадаются «островки» новенького шифера (некоторые хозяева успели починить кровлю, не дожидаясь милостей от властей), это лишь создает контраст, подчеркивающий тот факт, что далеко не все жители села могут самостоятельно ликвидировать последствия стихии.

— Всего у нас пострадало 308 домов из более чем 700. Правда, соответствующих заявлений поступило 358, однако сельсовет не стал учитывать дома с незначительными повреждениями, — рассказывает сельский голова с. Плавни Вера Карталяну. — Очень пострадала школа: крыша превратилась в решето, выбиты все окна. В таком же состоянии (где-то разрушений больше, где-то меньше) находятся детский сад, сельская врачебная амбулатория, Дом культуры, другие объекты. Кстати, буквально накануне стихийного бедствия в детском саду заканчивался ремонт, и сельсовет издал распоряжение об открытии садика с 1 августа. Однако ураган и град не пощадили его, и теперь ремонтные работы придется начинать заново.

Сразу же после стихии мы начали оценивать масштабы ущерба. Стало понятно, что основная сумма убытков складывается за счет поврежденных крыш, в основном шиферных, и разбитых окон. Подсчитывая их стоимость, мы взяли за основу довольно скромные цены: не хотелось, чтобы нас обвинили в искусственном завышении размеров ущерба. Например, разбитый градом шифер оценивался по 50 гривень за лист, хотя его рыночная цена выше; стекло — по 60 гривень за квадратный метр. Кроме того, пострадавшие жители села написали в сельсовет заявления, в которых люди перечислили свои убытки. Достоверность этих сведений проверила наша комиссия, после чего были составлены соответствующие акты. Таким образом, по нашим оценкам, причиненный селу ущерб (без учета сельскохозяйственных убытков) в общей сложности составил около 800 тысяч гривень. Все документы мы передали в вышестоящие органы власти.







  • «Заработная плата — мерило уважения, с которым общество относится к данной профессии». Возможно, этот афоризм американской активистки движения за социальные права в США Джонни Тиллмон и справедлив для стран с развитой рыночной экономикой, но в украинских реалиях он вряд ли найдет подтверждение на практике…>>>
  • Одним из важнейших вопросов законотворческой деятельности народного депутата Сергея Гриневецкого стал вопрос об обеспечении граждан жильем…>>>
  • По просьбам одесситов мне неоднократно приходилось выступать с депутатскими обращениями по вопросам работы ЖКХ к органам власти, как центральным, так и местным. И вывод, к которому я пришел, очевиден. Главная задача — сформировать такие условия, когда коммунальные предприятия сами будут бороться за своего потребителя, стремясь предоставить ему качественные услуги…>>>
  • Ситуация с украинской нефтепереработкой напоминает известный стишок про десять негритят. Правда, на заре независимости полноценно работающих нефтеперерабатывающих заводов в Украине было не десять, а шесть, но сути дела это не меняет. Как и в случае с негритятами, НПЗ последовательно прекращают свою жизнедеятельность…>>>
  • Сознание человека в обществе потребления, блокирует любую информацию, в которой не заложен элемент материальной прибыли, проще говоря, «бесплатно размышлять» никто уже не будет, а вот за деньги, такие люди, согласны будут размышлять в любом указанном направлении. «Бухгалтерское мышление» — так удачно назвала этот феномен президент Литвы Даля Грибаускайте, разрушает общество, а ведь общество — это фундамент государства…>>>