Час пик
Быстрый переход:




Непобедимая и легендарная | Страница 4

Автор: Виталий Орлов






18 сентября 1942 года вышел Приказ Юго-Восточного фронта за номером № 00122. Первый пункт приказа завершался тем, что «Стрелковую дивизию Горишного с 19:00 18.9.42 г. включить в состав 62‑й армии. Командарму 62‑й переправить большую часть дивизии в Сталинград по северным переправам в районе Красный Октябрь до 5:00 часов 19.9.42 г. и использовать ее для нанесения удара из района высоты 102 по северо-западной окраине города».

Так началась новая страница в биографии дивизии под номером 95. 19‑20 сентября полки дивизии переправилась на правый берег Волги, где 62‑я армия вела ожесточенные оборонительные бои в Сталинграде и была прижата к реке. Дивизия сходу вступила в бой за господствующую высоту — Мамаев курган.

«Наша контратака, начавшаяся в шесть утра, в течение двух часов имела определенный успех и задержала наступление противника. Затем инициативу стал перехватывать он. Сосредоточенные гитлеровцами силы превосходили наши, а, главное, прямо-таки неистовствовала фашистская авиация. На Мамаев курган, особенно на его вершину, сбрасывалось столько бомб, что привычные очертания высоты местами изменялись на глазах. А там — об этом трудно было забыть и на минуту — находился опорный пункт дивизии Горишного», — читаем мы в книге «Сталинградский рубеж» Николая Ивановича Крылова, одного из организаторов обороны Одессы, а в дни Сталинградской битвы — Начальника штаба 62‑й армии.

В бою 19 сентября погиб командир 161‑го стрелкового полка подполковник И. В. Руднев.

Утром 27 сентября полки дивизии ворвались на вершину Мамаева кургана, заставив противника четыре часа приводить себя в порядок, прежде чем возобновить наступление на этом участке. Значительно ослабев утром, дивизия уже не смогла сдержать новый вражеский натиск. «Я заверил командующего, что, пока жив, кургана немцам не отдам. И вот, выходит, подвел: сам — живой, а половина кургана у них. Наш опорный пункт они просто разнесли. Но никто там, на вершине, своих позиций не оставил. Отбиться не смогли, это верно, но и не ушли оттуда, — голос его дрогнул, — дрались до последнего...» (цит. по книге «Cталинградский рубеж»).

До самого конца сентября дивизия сражалась в центральной части Сталинграда, участвовала в боях за заводы «Красный Октябрь» и «Баррикады», а 12 октября ее воины даже провели контратаки против фашистских войск в направлении западной окраины поселка Тракторного завода с целью сорвать подготовку нового наступления противника. Враг оказал упорное сопротивление. После ожесточенного боя воины 95‑й стрелковой дивизии продвинулись вперед. Вот, что писал об этих действиях командующий 62‑й армией, в состав которой входила 95‑я дивизия: «12 октября, согласно приказу командующего фронтом, дивизия Жолудева с одним полком дивизии Горишного наносила контрудар по западной окраине поселка Тракторного завода. Цель — сорвать планомерную подготовку нового наступления противника... Контратака началась с утра 12 октября. Немцы оказывали ожесточенное сопротивление. В результате дневного боя дивизия Жолудева на своем левом фланге и в центре продвинулась до трехсот метров на запад и вела бой в безымянном поселке, что севернее южного стадиона. Части дивизии Горишного также продвинулись до двухсот метров. Бои в этот день показали нам, что гитлеровцы не ожидали контрудара, но плотность боевых порядков противника была настолько велика, что пробить их глубже наши части не смогли» (из книги В. И. Чуйкова «Сражение века»).

Особенно тяжело пришлось воинам дивизии 14 октября. Ее 90‑й полк совместно с 37‑й гвардейской стрелковой дивизией прикрывал подступы к Тракторному заводу, на который наступали 94‑я м 389‑я пехотные, 100‑я егерская, 14‑я и 24‑я танковые дивизии гитлеровцев. В составе этих войск было до 300 танков. Каждой атаке предшествовала сильная артиллерийская подготовка и массированные удары авиации, совершившей в тот день 800‑900 самолетовылетов на позиции наших войск.







  • Нужно искать новую эффективную модель, чтобы не превращать райадминистрации в отделы по переписыванию бумаг… Стране нужна дальнейшая реформа власти, в первую очередь, власти на местах…>>>
  • По просьбам одесситов мне неоднократно приходилось выступать с депутатскими обращениями по вопросам работы ЖКХ к органам власти, как центральным, так и местным. И вывод, к которому я пришел, очевиден. Главная задача — сформировать такие условия, когда коммунальные предприятия сами будут бороться за своего потребителя, стремясь предоставить ему качественные услуги…>>>
  • Наш город славен прекрасной архитектурой. Мы гордимся тем, что Одессу строили ведущие архитекторы прошлого. Но, увы, многие из этих зданий находятся в плачевном состоянии. Забота о культурном наследии Одессы всегда являлась приоритетом для Сергея Гриневецкого…>>>
  • Страсти кипят вокруг главной отечественной сиделицы. Восторженные фанаты исступленно требуют ей свободы. Того же домогаются зафрахтованные зарубежные борцы за демократию в Украине. Даже циклические изменения в самочувствии VIP-заключенной ставятся в вину «преступной власти»… На самом же деле циркачам и шоуменам нашей общественной жизни глубоко безразличны права человека, его свободы и сама свобода. Если, конечно, это не касается их самих и их подельников…>>>
  • Неся бремя объективного аналитика и наблюдателя за нашей судебной системой, мы все чаще приходим к печальному выводу, что «черные мантии» — главные фигуранты в сомнительных делах, когда права человека растаптывают, буква закона попирается, а судебное решение несовместимо с понятием справедливости. «Раздутый миф» об «успехах» реформирования судебной власти является ярчайшим примером подлинного кощунства по отношению к праву в целом и его судебной системе, в частности. Классический тому пример — дело Н. Х. Кошура…>>>