Час пик
Быстрый переход:




Забытые одесситы | Страница 1

Автор: Владислав Гулевич




Генерал царской армии Даниил Павлович Драценко был выпускником Одесского пехотного юнкерского училища, которое он окончил в 1897 году. Другой малоизвестный одессит — Иван Иванович Дусинский — русский геополитик, сторонник панславизма в свое время был широко известен своими трудами в области геополитики. И, наконец, еще одно преданное забвению имя славного одессита — Антон Антонович Керсновский. В годы Гражданской войны он, будучи еще малолетним гимназистом, добровольно вступает в ряды Белой армии и проявляет удивительную отвагу. В дальнейшем он изучал подробно историю артиллерийского дела, историю войн, в целом. Это и стало его будущей профессией…

 

История Одессы богата выдающимися событиями и именами. Одни из них достаточно изучены и освещены, другие только ждут своего исследователя или биографа. О нескольких таких именах, имеющих прямое отношение к Одессе, мы и коснемся в этой статье. Их будет связывать многое: та же эпоха, в которой они жили, сильное чувство русского патриотизма и Одесса, город, где они трудились на благо Родины.


Генерал-майор царской армии Даниил Павлович Драценко был выпускником Одесского пехотного юнкерского училища, которое он окончил в 1897 году. Уже через семь лет ему довелось применить свои военные навыки на практике в боях с японцами. В ходе этой войны он был ранен и контужен. Менее чем через десять лет — новая война, более жестокая и кровавая, Первая мировая, а вслед за ней — Гражданская.

Так получилось, что генерал Драценко остался в Белой армии. В 1919 году он оказался на Кавказе, где ему удалось проявить свои недюжинные полководческие таланты и… покорить Чечню за три недели. В отличие от черкесов и иных горцев, которые остались при императоре в годы лихолетья Гражданской войны, чеченцы примкнули к красным, надеясь на получение независимости. Кроме того, выбор чеченцев был обусловлен и их давними отношениями с терским казачеством.

Терцы оказались в стане белых. Следовательно, чеченцам был путь в лагерь красных.

Тогда на Кавказе белые оказались в сложной ситуации. Ими командовал генерал Деникин. Людей было мало. Опытные в боях с горцами донские и терские казаки едва сдерживали наступление Красной Армии у Новочеркасска. И тут, как назло, неспокойно стало в Чечне. Деникин поставил Драценко задачу: умиротворить Чечню.

«Будучи одарены богатым воображением, как большинство восточных народов, чеченцы впечатлительны, отсюда — малейший успех на их стороне окрыляет их надежды, но и сильный удар по этому воображению мог привести к скорым и положительным результатам. Их положительные черты — храбрость и выносливость, отрицательные — коварство, вороватость, идеал чеченца — грабеж и они действительно были поставщиками самых значительных кавказских разбойников; горцы — консервативны, у них до последних дней существовала кровная месть; религиозный культ доведен до высокой степени и у некоторых переходит в состояние фанатизма», — так описывал чеченцев участник тех событий, белогвардейский полковник Писарев.

Генерал Драценко решил избрать тактику железного кулака. «Горцы, — говорил он, — как и все восточные народы, презирают слабость и глубоко уважают силу. Излишняя строгость никогда не повредит и не сделает курда, чеченца вашим врагом, наоборот, она возвысит вас в его глазах и, при известной тактичности, может привязать его к вам, и сделать верным и преданным человеком».

Четырехтысячная группировка генерала Драценко принялась за дело. Аулов Драценко решил не занимать, а просто сравнивал их с землей при малейшем сопротивлении. По скромным подсчетам, горцы могли выставить против его армии более 15 тысяч человек. Соотношение сил было явно не в пользу Драценко. Но он, отважный и опытный воин, без раздумий принялся за выполнение приказа.

Многие аулы представляли собой настоящие крепости. Если их не удавалось взять с ходу, Драценко приказывал их обходить, передав координаты артиллерии. Дальше в дело вступала она. После артобстрела в аулы врывались передовые отряды пластунов (многие из которых были этническими малороссами), и производили зачистку. Так сдался Алхан Юрт.







  • Малиновский район — не только колоритная Молдаванка, Промзона с крупнейшими предприятиями или типовая застройка «Черемушек». Это и пять поселков — Ленпоселок, Дзержинка, Сахарный — окраины, где жизнь отличается от ритма «большого города». Находясь в стороне от главных магистралей и оживленных улиц, не так заселенные, как спальные районы — эти места зачастую обделены вниманием властей…>>>
  • Мы живем в самом прекрасном городе на земле — Одессе. Ее воспевают поэты и художники, им восхищаются гости города. Но есть еще Молдаванка и Ближние Мельницы, Ленпоселок и Бугаевка, другие микрорайоны, где не всегда из кранов идет вода, где улицы в дождь превращаются в бурные реки, где далеко не всегда есть то, что называют «благами цивилизации»…>>>
  • В нашей стране самый высокий уровень налогов на заработную плату, из-за чего предпринимателю просто невыгодно показывать ни количество работающих, ни их легальную зарплату…>>>
  • В иные времена о таких людях писали очерки, потому что на них земля наша держится — не на «дерзких» и «сильных», с ярко выраженным «хватательным» инстинктом, а на таких вот «незаметных» тружениках и труженицах, тихо делающих свое дело, и так же незаметно создающих общественные блага… Поклониться бы ей — за это ее чистое и светлое служение обществу. Так нет же! Именно по этому — самому драгоценному — и был нанесен жестокий и страшный удар…>>>
  • Если у вас захотят отнять жилье, не имея на то убедительных и документально подтвержденных оснований, совсем не обязательно, что вас защитит суд. Может случиться и наоборот: суд примет в производство дело, не имея никаких оснований для возбуждения производства. И вы проиграете в этом неправедном суде. А того факта, что судья наплевал и на ваши права, и на саму букву закона, никто не заметит. Ни в апелляционной инстанции, ни в Высшем суде. Называется это одним именем — произвол. Но это — не просто реалии наших будней. Это — «картинка с натуры»… >>>