Час пик
Быстрый переход:




Забытые одесситы | Страница 3

Автор: Владислав Гулевич






Исходя из принципа, что «Россия, властительница суши, может стремиться лишь к морю, а отнюдь не за море», Дусинский выступал против проектов военного выхода России к берегам Персидского залива. Понимая экономическое значение Персидского залива, ученый отводил основную роль в обеспечении в этом регионе российских интересов системе международных договоров. Все, что было несовместимым с устойчивой русско-персидской дружбой, он полагал «противным русским интересам».

К слову, сегодня в России целый ряд ведущих геополитиков и политологов выступают за образование геополитической оси Москва — Тегеран. Эта ось, во-первых, сразу понизит вероятность начала военных действий США и НАТО против Ирана; во-вторых, выступит стратегической «скрепой» на Ближнем Востоке, «сцементирует» евразийское пространство, не позволит ему расползтись жидким тестом, разъехаться в разные стороны в угоду интересам Запада и Израиля. Ось Москва — Тегеран — это возможность влиять на ситуацию в Афганистане, оказывать воздействие на позицию Анкары и Тель-Авива, сдерживать ваххабитское влияние Саудовской Аравии в регионе, усложнить игру американцам с их планом «Большого Ближнего Востока». Не напоминают ли эти рекомендации забытые теории И. Дусинского с его идеей построения прочного «геополитического моста» между Персией и Российской Империей?

Еще одно преданное забвению имя славного одессита — Антон Антонович Керсновский. Он родился в 1907 г. в Бессарабии, но вместе с родителями жил потом в Одессе, на Маразлиевской улице. В годы Гражданской войны А. Керсновский, будучи еще малолетним гимназистом, добровольно вступает в ряды Белой армии. Он проявляет в боях удивительную отвагу. Это вполне объяснимо, ведь с самого детства у Антона была только одна страсть — война. Он изучал подробно историю артиллерийского дела, историю войн, в целом. Это и стало его будущей профессией. А. Керсновский стал известным в своих кругах военным историком и знатоком военного дела.

Эмигрировав в 1920 году в Сербию, он со временем очутился во Франции, где прошел курс в военной школе. В 1927 году в Белграде вышла его статья «Об американской артиллерии» (а ведь ему было всего 20 лет!). Позже он стал автором многих очерков по геополитике и состоянию вооруженных сил различных государств. Особенно плодотворно он трудился в 1930‑х, предвидя перерождение Германии в нацистского монстра. Тогда же он писал: «Для нас, Русских, важно не забывать, что с воскресением германской армии восстанет из небытия наш недавний заклятый враг». Обратите внимание, что слово «русские» А. Керсновский написал с заглавной буквы. Он, эмигрант, находясь вдали от родины, недалеко от агрессивной Германии, болел душой за свою страну и свой народ, стараясь им помочь хотя бы своим исследовательским чутьем.

В 1930‑х А. Керсновский написал «Философию войны», и свой основной труд «История Русской Армии» в 4‑х томах. Известно, что он написал еще целый ряд произведений: «Крушение германской военной доктрины в 1914 г.», «Военное дело» (в 2‑х томах), «Русская стратегия в образцах» либо дошли до нас обрывками, либо вообще не сохранились. Его слава, как исследователя военного дела, росла, и юбилейный номер журнала «Царский вестник», в котором Керсновский постоянно публиковался, был полностью посвящен ему и его творчеству.

Как любящий военное дело человек, А. Керсновский не мог быть вне армии. Его призвали в вооруженные силы Франции, а вскоре нацистская Германия вторглась на территорию этой страны.

Под Деммартеном А. Керсновский был ранен. Ранен настолько тяжело, что его демобилизовали. Средств к существованию не было. Кругом война, разруха, голод. Почти нищий, больной туберкулезом (еще с Гражданской войны), А. Керсновский вместе с супругой живет в чердачной комнатенке в одном из парижских домов. Он скончался в 1944 году, а горячо его любящая супруга, не выдержав горя, выбросилась из окна. Поразительно, но родная сестра А. Керсновского, Ефросинья, умерла всего 16 лет назад, в 1994 году, в Ессентуках. Она могла бы очень многое рассказать о своем брате.

Истории этих трех личностей схожи своей необычностью, насыщенностью приключениями и опасностями. И есть у них еще общая черта — жизнь в Одессе и любовь к России.







  • Безопасность горожанина касается не только чрезвычайных ситуаций…>>>
  • Наш город славен прекрасной архитектурой. Мы гордимся тем, что Одессу строили ведущие архитекторы прошлого. Но, увы, многие из этих зданий находятся в плачевном состоянии. Забота о культурном наследии Одессы всегда являлась приоритетом для Сергея Гриневецкого…>>>
  • Сергей Гриневецкий в своей деятельности уделяет особое внимание Придунавью. Еще в бытность С. Гриневецкого губернатором Одесской области, по его инициативе КМУ в 2004 году утвердил Комплексную программу развития Украинского Придунавья, которая обеспечивала качественное развитие региона. К сожалению, «оранжевое» руководство страны игнорировало интересы страны в Придунавье, и о Программе «забыли»…>>>
  • Противостояние обострилось до такой степени, что жители Лиманского решили провести акцию протеста — перекрыть проходящую через село железную дорогу. Работникам милиции удалось предотвратить незаконные действия людей, однако «паровой котел» протестного движения грозил взорваться в любой момент. Урегулировать ситуацию попытались Ренийская райгосадминистрация и районное газовое хозяйство. При их участии в конце октября 2011 года противоборствующие стороны достигли компромисса, и появилась надежда на то, что темпы газификации села будут ускорены… С тех пор прошло почти пять месяцев, но проблема лишь усугубилась…>>>
  • Неся бремя объективного аналитика и наблюдателя за нашей судебной системой, мы все чаще приходим к печальному выводу, что «черные мантии» — главные фигуранты в сомнительных делах, когда права человека растаптывают, буква закона попирается, а судебное решение несовместимо с понятием справедливости. «Раздутый миф» об «успехах» реформирования судебной власти является ярчайшим примером подлинного кощунства по отношению к праву в целом и его судебной системе, в частности. Классический тому пример — дело Н. Х. Кошура…>>>