Час пик
Быстрый переход:




Гуманитарное пространство Украины и России разорвано. Как его «сшить»?.. | Страница 1

Автор: Владислав Гулевич




Тема украинско-российской интеграции — «долгоиграющий» мотив в отношениях между Киевом и Москвой. Эту «музыку» мы слышим уже в течение двадцати одного года. Она звучит то громче, то тише, порой полностью затухая, как это было во времена президентства Виктора Ющенко. Складывается парадоксальная ситуация: Украина, одна из самых близких (наряду с Беларусью) России постсоветских республик, где на момент развала Советского Союза проживало более 11 млн. русских (22,1%), уверенно держит дистанцию, самоустраняясь от различных форм интеграции с Россией, либо идя лишь на частичное сближение.

Причин, почему украинско-российская интеграция продвигается такими медленными темпами, несколько.

Во-первых, необходимо понять, что историко-этническое родство не исключает появления конфликтных ситуаций между родственниками. История знает куда более драматичные примеры соперничества ближайших родственников: войны между итальянскими городами-государствами и немецкими княжествами, наконец, эпоха Удельной Руси. Уверенность в том, что в Киеве сидят такие же люди, как и в Москве, и что с ними всегда можно договориться, является проявлением политического прекраснодушия. К тому же во властные структуры постепенно приходят молодые политики, не знавшие иных форм существования России и Украины, как порознь.

Во-вторых, в наш экономоцентричный век часто недооценивается значение гуманитарного фактора. Гуманитарное пространство Украины и России разорвано. И дело даже не в русском языке, хотя признание его вторым государственным приветствуется большинством граждан Украины. Русскоязычный украинский националист — уже давно не редкость. Иначе не было бы украинских националистических ячеек в регионах, никогда к исторической Украине не принадлежавших (Луганск, Севастополь, Одесса, Николаев). Некоторые из них были основаны еще в конце 1990‑х — начале 2000‑х, и действуют до сих пор. Украинские ультраправые организации, быстро смекнув в 1990‑х, что на одном украинском языке, который не воспринимался большинством населения как родной, далеко не уедешь, распахнули свои объятия для русскоязычной публики, избрав столицей украинского русскоязычного национализма Харьков, расположенный в 26 километрах от российской границы. Недостатка в русскоязычных СМИ, исповедующих антироссийские взгляды и дополняющих собой украиноязычный сегмент информационного поля, на Украине нет. И тут мы приходим к пониманию того, что в отличие от своих оппонентов пророссийские СМИ целенаправленно работают только на русскоязычную аудиторию, в то время как украинские националистические издания порой двуязычны.

Как известно, эпицентром украинской идеи как в досоветское, так в советское и послесоветское время считаются западноукраинские области. Население этих областей составляет 15% от всего населения Украины, однако идеологические установки этих 15% взяты за эталон для построения независимой украинской государственности. При этом информационное присутствие пророссийских СМИ в этих регионах практически на нуле. На русском языке их будет читать меньшинство, хотя сравнительно и внушительное (в одной только Львовской области проживает более 90 тысяч этнических русских), а украиноязычной версии не предусмотрено. Этот наиболее пассионарный антироссийский регион Украины не получает практически никакой информации об истинных политических приоритетах Российской Федерации, довольствуясь искаженными пересказами местной прессы, что только подливает масла в огонь западно-украинского национализма. Кроме того, на Западной Украине проживает внушительное число лиц польской национальности, в силу чего местная аудитория читает либо прессу украинскую, либо польскую. В последнее время Варшава стала более активно работать с польской диаспорой Украины, финансируя соответствующие СМИ как на польском, так и русском и украинском языках, в т. ч. и в центральных и восточных областях Украины.

Идеологический крен таких изданий всегда антироссийский. Итог: украинская аудитория потребляет преимущественно либо украиноцентричный, либо польский информационный продукт (в западно-украинских регионах). Под украиноцентричностью следует понимать как откровенно националистические, так и умеренно антироссийские издания.







  • По самым скромным подсчетам только в Одессе в общежитиях проживает порядка 60 тысяч человек. Причем живут они не в лучших условиях, зачастую с риском вообще остаться на улице. И такие случаи бывают…>>>
  • «Безопасный город» — один из ключевых пунктов программы Сергея Гриневецкого. Являясь первым заместителем председателя Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны, он видит эту проблему как профессионал, системно, определяя ключевые факторы жизнеобеспечения города. Здесь и качество продуктов питания, и качество воды, и санитарная гигиена, и соблюдение ПДД...>>>
  • Изношенные сети — это проблема не только Одессы. Она уже давно обрела масштаб национального бедствия…>>>
  • Противостояние обострилось до такой степени, что жители Лиманского решили провести акцию протеста — перекрыть проходящую через село железную дорогу. Работникам милиции удалось предотвратить незаконные действия людей, однако «паровой котел» протестного движения грозил взорваться в любой момент. Урегулировать ситуацию попытались Ренийская райгосадминистрация и районное газовое хозяйство. При их участии в конце октября 2011 года противоборствующие стороны достигли компромисса, и появилась надежда на то, что темпы газификации села будут ускорены… С тех пор прошло почти пять месяцев, но проблема лишь усугубилась…>>>
  • Дальнейшая судьба погибающего порта Рени покрыта мраком полной неопределенности. Такой вывод напрашивается после отчета, с которым выступил на коллегии Ренийской райгосадминистрации начальник порта Сергей Строя…>>>