Час пик
Быстрый переход:




Гуманитарное пространство Украины и России разорвано. Как его «сшить»?.. | Страница 1

Автор: Владислав Гулевич




Тема украинско-российской интеграции — «долгоиграющий» мотив в отношениях между Киевом и Москвой. Эту «музыку» мы слышим уже в течение двадцати одного года. Она звучит то громче, то тише, порой полностью затухая, как это было во времена президентства Виктора Ющенко. Складывается парадоксальная ситуация: Украина, одна из самых близких (наряду с Беларусью) России постсоветских республик, где на момент развала Советского Союза проживало более 11 млн. русских (22,1%), уверенно держит дистанцию, самоустраняясь от различных форм интеграции с Россией, либо идя лишь на частичное сближение.

Причин, почему украинско-российская интеграция продвигается такими медленными темпами, несколько.

Во-первых, необходимо понять, что историко-этническое родство не исключает появления конфликтных ситуаций между родственниками. История знает куда более драматичные примеры соперничества ближайших родственников: войны между итальянскими городами-государствами и немецкими княжествами, наконец, эпоха Удельной Руси. Уверенность в том, что в Киеве сидят такие же люди, как и в Москве, и что с ними всегда можно договориться, является проявлением политического прекраснодушия. К тому же во властные структуры постепенно приходят молодые политики, не знавшие иных форм существования России и Украины, как порознь.

Во-вторых, в наш экономоцентричный век часто недооценивается значение гуманитарного фактора. Гуманитарное пространство Украины и России разорвано. И дело даже не в русском языке, хотя признание его вторым государственным приветствуется большинством граждан Украины. Русскоязычный украинский националист — уже давно не редкость. Иначе не было бы украинских националистических ячеек в регионах, никогда к исторической Украине не принадлежавших (Луганск, Севастополь, Одесса, Николаев). Некоторые из них были основаны еще в конце 1990‑х — начале 2000‑х, и действуют до сих пор. Украинские ультраправые организации, быстро смекнув в 1990‑х, что на одном украинском языке, который не воспринимался большинством населения как родной, далеко не уедешь, распахнули свои объятия для русскоязычной публики, избрав столицей украинского русскоязычного национализма Харьков, расположенный в 26 километрах от российской границы. Недостатка в русскоязычных СМИ, исповедующих антироссийские взгляды и дополняющих собой украиноязычный сегмент информационного поля, на Украине нет. И тут мы приходим к пониманию того, что в отличие от своих оппонентов пророссийские СМИ целенаправленно работают только на русскоязычную аудиторию, в то время как украинские националистические издания порой двуязычны.

Как известно, эпицентром украинской идеи как в досоветское, так в советское и послесоветское время считаются западноукраинские области. Население этих областей составляет 15% от всего населения Украины, однако идеологические установки этих 15% взяты за эталон для построения независимой украинской государственности. При этом информационное присутствие пророссийских СМИ в этих регионах практически на нуле. На русском языке их будет читать меньшинство, хотя сравнительно и внушительное (в одной только Львовской области проживает более 90 тысяч этнических русских), а украиноязычной версии не предусмотрено. Этот наиболее пассионарный антироссийский регион Украины не получает практически никакой информации об истинных политических приоритетах Российской Федерации, довольствуясь искаженными пересказами местной прессы, что только подливает масла в огонь западно-украинского национализма. Кроме того, на Западной Украине проживает внушительное число лиц польской национальности, в силу чего местная аудитория читает либо прессу украинскую, либо польскую. В последнее время Варшава стала более активно работать с польской диаспорой Украины, финансируя соответствующие СМИ как на польском, так и русском и украинском языках, в т. ч. и в центральных и восточных областях Украины.

Идеологический крен таких изданий всегда антироссийский. Итог: украинская аудитория потребляет преимущественно либо украиноцентричный, либо польский информационный продукт (в западно-украинских регионах). Под украиноцентричностью следует понимать как откровенно националистические, так и умеренно антироссийские издания.







  • Совершенно очевидно, что действующая система управления дает очень серьезные пробуксовки, очень много бюрократии. И «его величество бюрократ» — он становится почвой для коррупции и барьером в диалоге власти и населения…>>>
  • Мы живем в самом прекрасном городе на земле — Одессе. Ее воспевают поэты и художники, им восхищаются гости города. Но есть еще Молдаванка и Ближние Мельницы, Ленпоселок и Бугаевка, другие микрорайоны, где не всегда из кранов идет вода, где улицы в дождь превращаются в бурные реки, где далеко не всегда есть то, что называют «благами цивилизации»…>>>
  • Нужно искать новую эффективную модель, чтобы не превращать райадминистрации в отделы по переписыванию бумаг… Стране нужна дальнейшая реформа власти, в первую очередь, власти на местах…>>>
  • Представителям Фемиды из Приморского райсуда Одессы мы посвятили не одну публикацию. Причем, как догадывается читатель, эти публикации были отнюдь не из самых приятных. Но, увы, «маємо те, що маємо». Причем, как правило, это — тотальное нарушение закона, с которым мы сталкиваемся всякий раз, чем и вызвано обилие наших публикаций…>>>
  • Эксклюзивный сюжет южненской телестудии «Миг» шокировал весь регион. Корреспонденты телестудии г. Южный после многочисленных звонков выехали в село Кошары, где по убеждению горожан в центре населенного пункта находится несколько «брошенных»… могильных плит…>>>