Час пик
Быстрый переход:




Вторая Мировая: наша победа на Дальнем Востоке | Страница 1

Автор: Виталий Орлов, старший преподаватель ОНУ им. Мечникова




«Товарищи! Соотечественники и соотечественницы! Сегодня, 2 сентября, государственные и военные представители Японии подписали акт безоговорочной капитуляции. Разбитая наголову на морях и на суше и окруженная со всех сторон вооруженными силами Объединенных Наций, Япония признала себя побежденной и сложила оружие» (Из обращения И. В. Сталина к советскому народу).

Такого сообщения советский народ ждал больше четырех лет, а народы мира — шесть лет. С 1 сентября 1939 года по 9 мая 1945 года Европа, а потом и весь мир, были охвачены пламенем войны фашистской Германии и ее сателлитов против миролюбивых сил, которые в итоге возглавил Советский Союз. 9 мая 1945 года эхо орудийных залпов разнесло по планете весть о Победе. Однако в странах Юго-Восточной Азии и бассейне Тихого океана еще велись боевые действия, многие страны оставались под игом японских милитаристов. Накаленная обстановка в этом регионе вынуждала союзников СССР добиваться согласия на вступление нашего государства в войну на Дальневосточном театре военных действий, в соответствии с договоренностями Крымской конференции (февраль 1945 года).

Вступая в войну с Японией, наше государство выполняло обязательства по отношению к союзникам. Тем не менее, такое решение было продиктовано и внутренними потребностями. Начиная с 1918 года, Япония регулярно угрожала СССР. Поначалу, в годы Гражданской войны японские войска принимали активное участие в интервенции. В 1938 году они снова вторглись в пределы Советского Союза у озера Хасан и на Халхин-Голе развязали боевые действия. О таких действиях Японии напомнила на первой полосе 9 августа газета «Правда». Не осталось вне поля зрения газеты то, что «в нарушение всех принятых международных норм японские войска захватили советские владения на Дальнем Востоке в 1918 году, зверски уничтожая мирное население Николаевска и других наших городов и сел».

Через неполные 20 лет, весной 1936 года, полосы газет ломились от сообщений об угрозе государственной независимости Монголии, которой угрожали все те же японские милитаристы. Столкновения между монгольскими и японскими войсками стали носить постоянный характер, несмотря на то, что в тот момент шли переговоры с японо-маньчжурским командованием о мирном урегулировании пограничных конфликтов. В конце концов, не прекращающиеся диверсии сорвали переговорный процесс.

В тот же период на территории Монголии был разоблачен контрреволюционный заговор, во главе которого стояли высшие ламы. Сосредоточив свои центры в десятках монастырей, расположенных вблизи восточной и юго-восточной границ, организация пыталась восстановить в стране феодальные порядки под протекторатом Японии. Японское руководство не скрывало своих имперских амбиций. В частности, военный министр генерал Араки, откровенно писал: «Япония не желает допускать существования такой двусмысленной территории, какой является Монголия, непосредственно граничащая со сферой влияния Японии». Как известно, Красная Армия немедленно пришла на помощь братскому народу и выгнала интервентов.

Несмотря на поражение в конце 1930‑х годов, японские милитаристы все время мечтали о реванше, ожидая подходящего момента, который должны были преподнести войска Германии на европейском театре военных действий. Такая политика тихоокеанских соседей заставляла на протяжении всех месяцев войны держать на восточных границах до 40 дивизий и несколько укрепленных районов.

Даже видя, в каком положении оказалась Германия в конце 1944 года, японское руководство не унималось. Так, японская газета «Ниппон Таймс» в декабре 1944 года заявляла о том, что «основные цели, которые заставили Японию и Германию взяться за оружие, были одни и те же», а «военное сотрудничество двух союзников позволило им проявить максимум эффективности, путем координации своих военных действий».

Весной 1945 года Япония потеряла союзника, но сдаваться не собиралась. Об этом, в частности, свидетельствует отказ ее руководства от безоговорочной капитуляции, предложенной США, Китаем и Англией.







  • Через пять дней после принятия этого Закона, Верховная Рада, снова по инициативе Сергея Гриневецкого приняла Заявление «Безъядерному статусу Украины — реальные гарантии»…>>>
  • Здравоохранению нужен прозрачный механизм финансирования. Прежде всего, нужно определить четкий перечень гарантированных государством медицинских услуг, например, неотложную медпомощь и помощь на первичном уровне. Может быть, стоит найти новые механизмы финансирования здравоохранения…>>>
  • Застройка Молдаванки должна базироваться на нескольких принципах. Во-первых, ключевым должен стать принцип социальной справедливости…>>>
  • В иные времена о таких людях писали очерки, потому что на них земля наша держится — не на «дерзких» и «сильных», с ярко выраженным «хватательным» инстинктом, а на таких вот «незаметных» тружениках и труженицах, тихо делающих свое дело, и так же незаметно создающих общественные блага… Поклониться бы ей — за это ее чистое и светлое служение обществу. Так нет же! Именно по этому — самому драгоценному — и был нанесен жестокий и страшный удар…>>>
  • Неся бремя объективного аналитика и наблюдателя за нашей судебной системой, мы все чаще приходим к печальному выводу, что «черные мантии» — главные фигуранты в сомнительных делах, когда права человека растаптывают, буква закона попирается, а судебное решение несовместимо с понятием справедливости. «Раздутый миф» об «успехах» реформирования судебной власти является ярчайшим примером подлинного кощунства по отношению к праву в целом и его судебной системе, в частности. Классический тому пример — дело Н. Х. Кошура…>>>