Час пик
Быстрый переход:




Чей заказ выполняет русский переводчик? | Страница 1

Автор: Виктор Семенов




Пару месяцев назад на сайте «Иносми» была опубликована статья «Войска Красной Армии насиловали даже русских женщин, которых они освобождали из лагерей», посвященная выходу в свет книги британского военного историка Энтони Бивора «Падение Берлина.1945». Книга в статье была названа «новой», но я вспомнил, что читал ее лет пять-семь назад, как тут обратил внимание на дату публикации: 24.01.2002 года. Странно, но факт: редакция сайта сочла актуальной статью, написанную более 10 лет назад. Почему?

Для ответа на этот вопрос стоит полистать вышеназванную книгу британца, о котором в статье скромно пишут: «Высокая репутация г-на Бивора как историка гарантирует, что его утверждения будут восприняты серьезно».

Книга бывшего командира танкового взвода 11‑го, принца Альберта, гусарского полка (1967—1970 гг.) Энтони Бивора, действительно, посвящена последним месяцам Второй Мировой войны и, в частности, взятию Берлина. Тема — не новая. Но, британский историк внес в нее этакий сексуальный «оживляж», периодически вставляя в текст повествования о насилиях советских солдат по отношению к женщинам, причем, не только немецким (горе побежденным), но и русским, польским, еврейским и т. д. Частенько пользуясь источниками, вроде, «Беседа с таким-то» и данными, которые заведомо проверить нельзя, автор утверждает, что «всего было изнасиловано порядка двух миллионов немецких женщин, многие из которых (если не большинство) перенесли это унижение не один раз».

Для серьезного историка, мягко говоря, крайне несерьезно звучат ссылки, вроде таких: «По оценкам двух главных берлинских госпиталей, число изнасилованных советскими солдатами колеблется от девяноста пяти до ста тридцати тысяч человек. Один доктор сделал вывод, что только в Берлине было изнасиловано примерно сто тысяч женщин». Интересно, как «один доктор» смог провести такое исследование? Какие «берлинские госпитали» давали такие «оценки», и на чьи свидетельства, на какие доказательства они опирались? На самом деле фактов нет…

Автор пишет: «Существовали данные (хотя они представляются достаточно преувеличенными), что порядка девяноста процентов забеременевших жертв изнасилований сделали себе аборт». Тут возникают, как минимум, три недоразумения. Во-первых, если уж самому британцу цифра кажется преувеличенной, зачем на нее опираться? Во-вторых, как немецкие врачи определили, что женщины, обратившиеся по поводу абортов, были изнасилованы? Они сами об этом рассказали? Тогда где свидетельства? Их нет… А кто эти так и не названные «врачи», и где они об этом говорили? Тоже нет ничего…

Тем более, г-н Бивори упоминает о секретной инструкции Геринга, предписывающей врачам не делать аборты всем заявившим об изнасиловании, а проводить расследование, чтобы убедиться в правдивости заявления. Т.е., руководство рейха было озабочено количеством немецких женщин, желающих прервать беременность под вымышленным предлогом. И после победы над нацизмом, эту норму в Германии никто не отменил. Но расследований не было. И абортов — тоже…

То, что безотцовщина была, — это факт. И его-то как раз подтверждает сам Бивори: «Приближение врага к стенам столицы сделало их (немецких юнцов, — авт.) желание поскорее потерять свою невинность особо острым. С другой стороны, девушки, хорошо осведомленные о том, что может случиться после прихода Красной Армии, предпочитали сделать это в первый раз с молодым немецким парнем, чем с пьяным и, возможно, грубым советским солдатом. Одновременно усилилась сексуальная активность людей различных возрастов, местом проявления которой служили всяческие рабочие помещения, подвалы и кладовые». И далее: «Один норвежский журналист, описывая атмосферу, творившуюся в городе, отмечал, что парни и девушки в униформе просто «следовали своим инстинктам» в «лихорадочном поиске удовольствия».







  • Сергей Гриневецкий в своей деятельности уделяет особое внимание Придунавью. Еще в бытность С. Гриневецкого губернатором Одесской области, по его инициативе КМУ в 2004 году утвердил Комплексную программу развития Украинского Придунавья, которая обеспечивала качественное развитие региона. К сожалению, «оранжевое» руководство страны игнорировало интересы страны в Придунавье, и о Программе «забыли»…>>>
  • Малиновский район — не только колоритная Молдаванка, Промзона с крупнейшими предприятиями или типовая застройка «Черемушек». Это и пять поселков — Ленпоселок, Дзержинка, Сахарный — окраины, где жизнь отличается от ритма «большого города». Находясь в стороне от главных магистралей и оживленных улиц, не так заселенные, как спальные районы — эти места зачастую обделены вниманием властей…>>>
  • «Заработная плата — мерило уважения, с которым общество относится к данной профессии». Возможно, этот афоризм американской активистки движения за социальные права в США Джонни Тиллмон и справедлив для стран с развитой рыночной экономикой, но в украинских реалиях он вряд ли найдет подтверждение на практике…>>>
  • Представителям Фемиды из Приморского райсуда Одессы мы посвятили не одну публикацию. Причем, как догадывается читатель, эти публикации были отнюдь не из самых приятных. Но, увы, «маємо те, що маємо». Причем, как правило, это — тотальное нарушение закона, с которым мы сталкиваемся всякий раз, чем и вызвано обилие наших публикаций…>>>
  • Если у вас захотят отнять жилье, не имея на то убедительных и документально подтвержденных оснований, совсем не обязательно, что вас защитит суд. Может случиться и наоборот: суд примет в производство дело, не имея никаких оснований для возбуждения производства. И вы проиграете в этом неправедном суде. А того факта, что судья наплевал и на ваши права, и на саму букву закона, никто не заметит. Ни в апелляционной инстанции, ни в Высшем суде. Называется это одним именем — произвол. Но это — не просто реалии наших будней. Это — «картинка с натуры»… >>>