Час пик
Быстрый переход:




Ректор ОГЭУ, профессор Сергей Степаненко: «Во второй половине XXI века мы приблизимся к полупустынному климату» | Страница 1

Автор: Записал Алексей Лосинец




Из полуувлажненного климата, в условиях которого мы все еще живем сегодня, во второй половине XXI века мы перейдем к полупустынному климату на Юге Украины. Этот факт очевиден и научно обоснован.

 

По всем расчетам во второй половине XXI века водные ресурсы катастрофически уменьшаются. Сток рек на Юге Украины падает на 40‑50 процентов. Сейчас он уже невысокий, а к этому прибавьте еще 40‑50 процентов падения стоков.

 

При принятии региональной Программы по питьевой воде в Одесской области, была допущена ошибка. Основные средства предполагается вкладывать в водопроводы, а нужно их вкладывать в системы местной очистки и развивать подземное водопользование.

 

Мы мало знаем о наших ученых. Мы плохо осведомлены о том, над решением каких проблем они работают, какие идеи вынашивают, что предлагают властям и обществу, чтобы сделать нашу жизнь безопаснее и комфортнее. Да, в первую очередь, безопаснее.

Обо всем этом мне подумалось при первой встрече с ректором Одесского государственного экологического университета, доктором наук, профессором Сергеем Степаненко, когда я брал у него интервью по проблемам Куяльницкого лимана. Тогда мы только слегка коснулись темы глобальных климатических изменений, в условиях которых мы фактически уже живем. Как оказалось, эта тема настолько глубока, а проблемы, которые нас подстерегают в ближайшем будущем, настолько опасны, что впору бить в набат. Но ученые — не журналисты. Им нужны не сенсации, а исследования. И сегодня они работают на поколения, которые будут жить здесь и трудиться во второй половине этого столетия.

Впрочем, перейдем к сути.


— В одном из своих недавних интервью, Вы как-то упомянули, что в текущем году погодные аномалии, точнее, климатические аномалии, наблюдались десятки раз. Это что, природа пошла «в разнос», и впору говорить о катастрофах, или журналисты сгущают краски?

— Вот именно. Давайте не будем сгущать краски, а говорить предметно. В 2012 году в Украине было побито более 20 температурных рекордов, что свидетельствует о том, что климат меняется быстрыми темпами. Причины этих изменений активно изучаются учеными во всем мире, и мы не будем сейчас обсуждать полученные результаты — они широко известны, и точка зрения подавляющего большинства исследователей изложена в докладах Межправительственной группы по изменениям климата. Сегодня гораздо более актуальным является разговор об адаптации человека и созданной им техносферы к тем изменениям климата, которые происходят. Поэтому сейчас во всем мире интенсивно развиваются исследования, которые, во-первых, оценивают риски, связанные с климатическими изменениями (да, именно климатические риски, — такое понятие уже введено в оборот), а во-вторых, разрабатываются программы, которые бы позволили уменьшить уязвимость общества в результате проявления тех или иных климатических событий — как фактора реализации рисков.

О каких рисках Вы говорите?

— Давайте начнем с самого главного — с рисков для человека. Возрастание количества и ужесточение характера стихийных гидрометеорологических явлений, с которыми связаны изменения климата (наводнения, шквалы, смерчи, град, ураганы, проливные дожди и т. д.) несет прямую угрозу жизни и здоровью человека. Кстати, статистика несчастных случаев, связанных с этими причинами, указывает на рост таких случаев, потому что сама частота стихийных бедствий возрастает. Последнее — вполне объяснимо: когда система выведена из состояния равновесия, естественно, что частота стихийных явлений увеличивается. Второе, с чем мы сталкиваемся, помимо наводнений и ураганов, это так называемые волны жаркой погоды. Есть оценки Европейского Союза и Соединенных Штатов — оценки того, к чему могут привести, и к чему приводят эти волны жаркой погоды. Европейский Союз по своим размерам, по числу населения примерно равен Соединенным Штатам, и характерно, что в указанных оценках одни и те же цифры фигурируют. О чем говорят эти цифры? Во второй половине XXI века количество смертей, обусловленных волнами жаркой погоды, будет составлять от 100 до 150 тысяч в год. Это — то, чем будет платить Евросоюз и Соединенные Штаты за изменение климата, причем это касается только волн жаркой погоды. По Украине, по странам СНГ таких оценок еще не сделано — работа в этом направлении только ведется, хотя и весьма интенсивно, а явления волн жаркой погоды уже налицо — мы с ними сталкивались особенно ощутимо и в прошлом году, и в нынешнем (я уже не говорю об иссушающем лете в России в 2010 году, когда шла речь о локальной катастрофе в Центральных областях).







  • В начале 90‑х, когда начинались реформы, нас уверяли в том, что «рынок все решит». Но рынок не решил…>>>
  • Здравоохранению нужен прозрачный механизм финансирования. Прежде всего, нужно определить четкий перечень гарантированных государством медицинских услуг, например, неотложную медпомощь и помощь на первичном уровне. Может быть, стоит найти новые механизмы финансирования здравоохранения…>>>
  • Лифты — проблема любого крупного города. К сожалению, неприятных, а порой и трагичных, ситуаций с лифтами становится все больше, и, по мнению С. Гриневецкого, этот вопрос заслуживает отдельного детального обсуждения…>>>
  • Ситуация с украинской нефтепереработкой напоминает известный стишок про десять негритят. Правда, на заре независимости полноценно работающих нефтеперерабатывающих заводов в Украине было не десять, а шесть, но сути дела это не меняет. Как и в случае с негритятами, НПЗ последовательно прекращают свою жизнедеятельность…>>>
  • Неся бремя объективного аналитика и наблюдателя за нашей судебной системой, мы все чаще приходим к печальному выводу, что «черные мантии» — главные фигуранты в сомнительных делах, когда права человека растаптывают, буква закона попирается, а судебное решение несовместимо с понятием справедливости. «Раздутый миф» об «успехах» реформирования судебной власти является ярчайшим примером подлинного кощунства по отношению к праву в целом и его судебной системе, в частности. Классический тому пример — дело Н. Х. Кошура…>>>