Час пик
Быстрый переход:




Русский язык: сделан только первый шаг, хотя и твердый | Страница 2

Автор: Александр Москаленко






Казалось бы, и гарантии были, и статус языка межнационального общения звучит внушительнее «регионального», если бы не одно «но». Закон был принят в одну эпоху, а жить мы стали в другой. И за все годы независимости украинские законодатели так и не разработали необходимых механизмов для реализации положений того закона уже в новых условиях после развала Советского Союза. Вышло так, что закон стал существовать только на бумаге — он попросту не работал. Зато тотальному «перевоспитанию» простых граждан в духе, зачастую, оголтелого национализма был дан «зеленый свет». Так, вопреки тому самому Закону «О языках в Украинской ССР» из школ был выдворен русский язык, постепенно получивший статус факультатива, и выдворена русская литература, почему-то ставшая для наших школьников «зарубежной». Тотальная бездумная украинизация охватила все регионы, но самым страшным было то, что насильственное ее насаждение в известной степени возымело обратный эффект. Если в советское время школьники одинаково грамотно могли излагать свои мысли как на русском, так и на украинском языках, то позже жизнь невольно избавила их от необходимости в этом. Если так называемый «суржик» был раньше характерен только для жителей весьма отдаленной «глубинки», то теперь он стал повсеместным явлением даже в таких традиционно русскоязычных интеллектуальных центрах, как Харьков, Киев, Донецк, Одесса, Днепропетровск и даже Крым.

Мало того, украинизация внесла серьезную сумятицу в науку (оперирование научной терминологией) производство (техническая и специальная терминология), право (то же самое). Газета «Час пик» не раз обращалась к этой теме — и я не буду повторять точные и аргументированные суждения специалистов, в разное время доказывавших на страницах газеты в какой интеллектуальный тупик нас завела украинизация.

Так что хотели мы того, или нет, а Закон «О языках в Украинской ССР» должен был, если можно так выразиться, «уйти со сцены». И на смену ему должен был прийти другой — с одной единственной целью — чтобы такой закон начал работать и, наконец, разрешить проблему, даже если для этого придется придать русскому языку статус регионального. Так и произошло. В конечном итоге, «маленькому украинцу», по выражению одного бывшего президента, нет никакого дела до формулировок и высокого законотворческого слога, если он, наконец-то, получит возможность без помощи переводчика обратиться к властям на том языке, на котором он говорит, или требовать от суда вести производство в понятных для него категориях на родном языке. Я уже не говорю о возможности для сотен тысяч школьников и студентов изучать точные дисциплины на русском языке, с привычной и широко понятной терминологией, которая также не требует дополнительных усилий на перевод неологизмов, которыми как грибами после дождя усеяли украинский язык его псевдорадетели.

В реализации этих простых прав и состоит вся суть языкового закона, вокруг которого было столько политической трескотни. Да и сейчас она не утихла со стороны «оранжевых», или, говоря определеннее, так называемой оппозиции. Причем оппозиция рвет глотку совершенно напрасно, изображая бурную деятельность по защите украинского языка. Если обратиться к тексту Закона, то Статья 6 напоминает о том, что единственным государственным языком страны является украинский, развитию которого государство обязуется всячески способствовать, не допуская при это сужения сферы его применения. Один из авторов закона, депутат-регионал Вадим Колесниченко так и говорил, что «речь идет о защите украинского языка как государственного». К тому же, думается, язык Тараса Шевченко и Леси Украинки как-нибудь обойдется без защиты политиков-временщиков, преимущественно из Западной Украины, приложивших, кстати, немало усилий к тому, чтобы чистый украинский язык превратить в этакий галицийско-гуцульский суржик, который даже «щирі українці» без переводчика не понимают.







  • В начале 90‑х, когда начинались реформы, нас уверяли в том, что «рынок все решит». Но рынок не решил…>>>
  • Сергей Гриневецкий в своей деятельности уделяет особое внимание Придунавью. Еще в бытность С. Гриневецкого губернатором Одесской области, по его инициативе КМУ в 2004 году утвердил Комплексную программу развития Украинского Придунавья, которая обеспечивала качественное развитие региона. К сожалению, «оранжевое» руководство страны игнорировало интересы страны в Придунавье, и о Программе «забыли»…>>>
  • Имея выгодное географическое положение, самую протяженную среди Черноморских стран длину береговой линии и морских границ, развитую сеть портов, автомобильных и железных дорог, серьезный научный и образовательный потенциал для развития морской отрасли в целом, Украина значительно ослабила свои позиции в Черноморско-Азовском регионе и других регионах Мирового океана…>>>
  • Украинский суд, как показывает практика, — не просто самый несправедливый в мире. Он еще и проявляет завидный правовой нигилизм. То есть сам суд, как бы призванный строжайшим образом следить за соблюдением законов, на эти же нормы закона банально плюет…>>>
  • Сознание человека в обществе потребления, блокирует любую информацию, в которой не заложен элемент материальной прибыли, проще говоря, «бесплатно размышлять» никто уже не будет, а вот за деньги, такие люди, согласны будут размышлять в любом указанном направлении. «Бухгалтерское мышление» — так удачно назвала этот феномен президент Литвы Даля Грибаускайте, разрушает общество, а ведь общество — это фундамент государства…>>>