Час пик
Быстрый переход:




Русский язык: сделан только первый шаг, хотя и твердый | Страница 2

Автор: Александр Москаленко






Казалось бы, и гарантии были, и статус языка межнационального общения звучит внушительнее «регионального», если бы не одно «но». Закон был принят в одну эпоху, а жить мы стали в другой. И за все годы независимости украинские законодатели так и не разработали необходимых механизмов для реализации положений того закона уже в новых условиях после развала Советского Союза. Вышло так, что закон стал существовать только на бумаге — он попросту не работал. Зато тотальному «перевоспитанию» простых граждан в духе, зачастую, оголтелого национализма был дан «зеленый свет». Так, вопреки тому самому Закону «О языках в Украинской ССР» из школ был выдворен русский язык, постепенно получивший статус факультатива, и выдворена русская литература, почему-то ставшая для наших школьников «зарубежной». Тотальная бездумная украинизация охватила все регионы, но самым страшным было то, что насильственное ее насаждение в известной степени возымело обратный эффект. Если в советское время школьники одинаково грамотно могли излагать свои мысли как на русском, так и на украинском языках, то позже жизнь невольно избавила их от необходимости в этом. Если так называемый «суржик» был раньше характерен только для жителей весьма отдаленной «глубинки», то теперь он стал повсеместным явлением даже в таких традиционно русскоязычных интеллектуальных центрах, как Харьков, Киев, Донецк, Одесса, Днепропетровск и даже Крым.

Мало того, украинизация внесла серьезную сумятицу в науку (оперирование научной терминологией) производство (техническая и специальная терминология), право (то же самое). Газета «Час пик» не раз обращалась к этой теме — и я не буду повторять точные и аргументированные суждения специалистов, в разное время доказывавших на страницах газеты в какой интеллектуальный тупик нас завела украинизация.

Так что хотели мы того, или нет, а Закон «О языках в Украинской ССР» должен был, если можно так выразиться, «уйти со сцены». И на смену ему должен был прийти другой — с одной единственной целью — чтобы такой закон начал работать и, наконец, разрешить проблему, даже если для этого придется придать русскому языку статус регионального. Так и произошло. В конечном итоге, «маленькому украинцу», по выражению одного бывшего президента, нет никакого дела до формулировок и высокого законотворческого слога, если он, наконец-то, получит возможность без помощи переводчика обратиться к властям на том языке, на котором он говорит, или требовать от суда вести производство в понятных для него категориях на родном языке. Я уже не говорю о возможности для сотен тысяч школьников и студентов изучать точные дисциплины на русском языке, с привычной и широко понятной терминологией, которая также не требует дополнительных усилий на перевод неологизмов, которыми как грибами после дождя усеяли украинский язык его псевдорадетели.

В реализации этих простых прав и состоит вся суть языкового закона, вокруг которого было столько политической трескотни. Да и сейчас она не утихла со стороны «оранжевых», или, говоря определеннее, так называемой оппозиции. Причем оппозиция рвет глотку совершенно напрасно, изображая бурную деятельность по защите украинского языка. Если обратиться к тексту Закона, то Статья 6 напоминает о том, что единственным государственным языком страны является украинский, развитию которого государство обязуется всячески способствовать, не допуская при это сужения сферы его применения. Один из авторов закона, депутат-регионал Вадим Колесниченко так и говорил, что «речь идет о защите украинского языка как государственного». К тому же, думается, язык Тараса Шевченко и Леси Украинки как-нибудь обойдется без защиты политиков-временщиков, преимущественно из Западной Украины, приложивших, кстати, немало усилий к тому, чтобы чистый украинский язык превратить в этакий галицийско-гуцульский суржик, который даже «щирі українці» без переводчика не понимают.







  • Застройка Молдаванки должна базироваться на нескольких принципах. Во-первых, ключевым должен стать принцип социальной справедливости…>>>
  • «Безопасный город» — один из ключевых пунктов программы Сергея Гриневецкого. Являясь первым заместителем председателя Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны, он видит эту проблему как профессионал, системно, определяя ключевые факторы жизнеобеспечения города. Здесь и качество продуктов питания, и качество воды, и санитарная гигиена, и соблюдение ПДД...>>>
  • По просьбам одесситов мне неоднократно приходилось выступать с депутатскими обращениями по вопросам работы ЖКХ к органам власти, как центральным, так и местным. И вывод, к которому я пришел, очевиден. Главная задача — сформировать такие условия, когда коммунальные предприятия сами будут бороться за своего потребителя, стремясь предоставить ему качественные услуги…>>>
  • Представителям Фемиды из Приморского райсуда Одессы мы посвятили не одну публикацию. Причем, как догадывается читатель, эти публикации были отнюдь не из самых приятных. Но, увы, «маємо те, що маємо». Причем, как правило, это — тотальное нарушение закона, с которым мы сталкиваемся всякий раз, чем и вызвано обилие наших публикаций…>>>
  • Дальнейшая судьба погибающего порта Рени покрыта мраком полной неопределенности. Такой вывод напрашивается после отчета, с которым выступил на коллегии Ренийской райгосадминистрации начальник порта Сергей Строя…>>>