Час пик
Быстрый переход:




«Пароходу философов» — 90 лет | Страница 2

Автор: Виталий Орлов, старший преподаватель ОНУ им. Мечникова






Всего по спискам ГПУ от 22 августа 1922 года высылке подлежали 217 активных контрреволюционных элементов из среды неугодной интеллигенции: 67 человек из Москвы, 53 — из Петрограда, 77 — из Киева и Одессы. Подавляющее большинство было выслано за границу, но несколько человек — в отдаленные северные губернии России.

В августе 1922 года одесские чекисты направили губернскому отделу народного образования предписание, в котором просили уволить нескольких профессоров и преподавателей высшей школы. Причина — высылка за границу. В те же сроки был составлен список, в который были включены 18 фамилий преподавателей Института народного образования (сегодняшний ОНУ имени И. И. Мечникова), Института народного хозяйства, медицинского института. Возглавлял список профессор Николай Петрович Кастерин, физик, который в 1906 году в Новороссийском университете был избран ординарным профессором, а также заведующим кафедрой физики, которую оставил в 1922 году. В те же годы ученый работал и в других учебных заведениях Одессы. Будучи номером один в списке, Николай Петрович за границей не оказался, а, наоборот, в 1922 году был принят на работу в Институт биофизики.

Говоря об августе 1922 года, не могу не провести параллель с августом 1936 года, когда 26‑го числа к высшей мере наказания по делу антисоветского объединенного троцкистско-зиновьевского центра был приговорен Г. Е. Зиновьев — один из главных вдохновителей «философского парохода». Принцип бумеранга сработал.

Разговор о тех далеких событиях ведет к вопросу: что же натворили Борис Петрович Бабкин, Антоний Васильевич Флоровский и еще десятки ученых, чьи имена до сих пор составляют гордость России и Одессы? За что их лишили Родины?

В злополучном списке изгнанников под номером два значился профессор Антоний Флоровский. Из характеристики А. В. Флоровского, приведенной в списке лиц, подлежащих высылке: «Кадет и клерикал, активный противник Соввласти и реформы Высшей школы. Активнейшая фигура, нагло выступающая еще против более либеральных профессоров, возбуждал работников мединститута к забастовке. В свое время поплатился за это арестом. При белых организовывал вечера-балы. Сын попа, брат бежал с белыми. Ездил как делегат Одессы на выборы патриарха. Член правления указанной секции».

Итак, за что выдворили Флоровского? Прежде всего, у Антония Васильевича было «неудачное» происхождение. Посудите сами. Отцом будущего мыслителя-изгнанника был смотритель Елисаветградского духовного училища, да к тому же кандидат богословия. Восприемниками, то есть крестными Антония стали протоиерей Александр Кудрявцев, профессор богословия Новороссийского университета и Мария Федорова, супруга протоиерея Сретенской церкви Одессы Георгия Попруженко. (Кстати в той же церкви на Новом базаре были обвенчаны Анна Цакни и Иван Бунин, будущий лауреат Нобелевской премии). Итак, первичный «криминал» налицо!

Когда многочисленная семья Флоровских переехала в Одессу, Антоний и его старший брат Василий отправились в мужскую гимназию № 4. Проявив большой интерес к истории, русскому и церковнославянскому языку, как и в целом к словесности, Антоний определил свое дальнейшее предназначение. В 1903 году он поступил в Императорский университет Одессы. Обучаясь на историческом отделении историко-филологического факультета, он успешно занимался на семинарах профессоров В. М. Истрина (история русской словесности), Е. Н. Щепкина (история Западной Европы), И. А. Линниченко (история России). А специализироваться решил по отечественной истории. Его студенческая работа «Крестьянский вопрос в Законодательной комиссии Екатерины II» была удостоена золотой медали. В дальнейшем, дополнив ее, Флоровский уже в 1910 году поместил статью «Из истории екатерининской Законодательной комиссии 1767 г. Вопрос о крестьянском праве» в «Записках историко-филологического факультета Императорского Новороссийского университета».







  • Лифты — проблема любого крупного города. К сожалению, неприятных, а порой и трагичных, ситуаций с лифтами становится все больше, и, по мнению С. Гриневецкого, этот вопрос заслуживает отдельного детального обсуждения…>>>
  • Малиновский район — не только колоритная Молдаванка, Промзона с крупнейшими предприятиями или типовая застройка «Черемушек». Это и пять поселков — Ленпоселок, Дзержинка, Сахарный — окраины, где жизнь отличается от ритма «большого города». Находясь в стороне от главных магистралей и оживленных улиц, не так заселенные, как спальные районы — эти места зачастую обделены вниманием властей…>>>
  • Законотворчество — основной приоритет деятельности депутата и одновременно главный итог его пятилетней деятельности в стенах парламента. У народного депутата Сергея Гриневецкого этот итог внушительный: 55 подготовленных законопроектов и 88 депутатских запросов (депутатский запрос — официальное требование народного депутата к органам власти, для направления которого требуется поддержка Верховной Рады)…>>>
  • Противостояние обострилось до такой степени, что жители Лиманского решили провести акцию протеста — перекрыть проходящую через село железную дорогу. Работникам милиции удалось предотвратить незаконные действия людей, однако «паровой котел» протестного движения грозил взорваться в любой момент. Урегулировать ситуацию попытались Ренийская райгосадминистрация и районное газовое хозяйство. При их участии в конце октября 2011 года противоборствующие стороны достигли компромисса, и появилась надежда на то, что темпы газификации села будут ускорены… С тех пор прошло почти пять месяцев, но проблема лишь усугубилась…>>>
  • Дальнейшая судьба погибающего порта Рени покрыта мраком полной неопределенности. Такой вывод напрашивается после отчета, с которым выступил на коллегии Ренийской райгосадминистрации начальник порта Сергей Строя…>>>