Час пик
Быстрый переход:




Спровоцировать в России социальный взрыв — вот что входит в планы западных «демократов» | Страница 2

Автор: Владислав Гулевич






Словом, идиллический образ Турции, как спасителя мухаджиров, должен померкнуть. Принимая к себе кавказцев, турки преследовали свои цели, поселяя их на передовых рубежах противостояния со славянами и греками.

Неутоленную злобу мухаджиров против христиан турки тоже умело использовали, натравливая тех на болгар, сербов и греков. У Достоевского в «Дневнике писателя» есть свидетельства приезда болгарских детишек в Россию, спасавшихся от турок. Среди приехавших была девочка, боявшаяся вида сырого мяса. Это случилось с ней после того, как на ее глазах ее родителей покрошили на куски турецкие ятаганы.

Но вернемся к гневным требованиям зарубежных черкесских организаций и их западных кураторов к России безоговорочно принять всех желающих въехать на ее территорию потомков мухаджиров. Согласно этим требованиям, российские власти обязаны впустить в страну 100000 сирийских черкесов, 7000 сирийских чеченцев, 700 сирийских осетин-мусульман и несколько тысяч представителей дагестанских народов, проживающих в Сирии. Вы представляете эту социальную и экономическую нагрузку, которая обрушится на российский бюджет, тем более что сами кавказские республики дотационные на 50 — 70 процентов! Такой массовый наплыв беженцев на Кавказ, где и так высок показатель безработных, спровоцирует социальный взрыв. Это и входит в планы западных демократов.

Обращает на себя внимание и ряд странных требований зарубежных черкесов к Кремлю. Так, они требуют расселить их исключительно на Кавказе, т. к. в Сирии, где гремят выстрелы, они опасаются за себя и жизнь своих детей. Довольно подозрительная привередливость для людей, опасающихся, что их дети могут не дожить до завтра. Тут бы уже бежать от грома канонады, куда глаза глядят, а не выбирать места поуютнее.

Не менее странно требование сирийских осетин-мусульман: жить в Южной Осетии отказываемся, селите нас в Северной. Осетины — православный народ, но небольшое их число исповедует ислам. Сирийские осетины-мусульмане, и жить в христианской Южной Осетии не собираются. Тоже странно, если учесть, что и в Северной Осетии доля православных осетин в разы превышает долю мусульман. Сами сирийские осетины опасаются, что не вживутся в южноосетинское общество.

И тут мы подходим к главному — смогут ли зарубежные мухаджиры, более 100 лет прожившие вдали от российского Кавказа, не зная его реалий, гармонично влиться в местное общество?

У Казахстана имеется в этом плане печальный опыт, когда, объявив программу по возвращению на историческую родину зарубежных казахов, власти столкнулись с проявлениями культурно-социального неприятия приезжих (их называют оралманами) казахстанскими казахами. Адаптация оралманов, несмотря на помощь государства, не всегда проходит гладко. Языковые, культурные и религиозные различия затрудняют быстрое включение оралманов в жизнь казахстанского общества.

Интеграцию оралманов в казахстанское общество и их последующее трудоустройство значительно затрудняет их незнание русского языка, а льготы, получаемые от государства, привели к проявлению враждебности к ним коренных казахов. Дошло до того, что оралманы стали считать сам термин «оралман» (досл. «возвращенец») оскорбительным. В качестве психологической защиты они обратились к абсолютизации своих этнических особенностей, утверждая, что они — правильные казахи, в отличие от казахов Казахстана.

Власти расселяют оралманов в традиционно русскоязычных северных районах республики, а не в предпочитаемых оралманами южных областях. К тому же, из-за наплыва репатриантов руководство республики не всегда в состоянии соблюсти взятые на себя перед ними финансовые обязательства. Оралманы прибывают в Казахстан из Турции, Ирана, Афганистана, Пакистана, Китая, Монголии. Всего их прибыло в республику более миллиона, а среди городов с высокой численностью оралманов — Жанаозен, где зимой 2011 г. произошли крупные социальные волнения, и пролилась кровь. Совпадение?







  • Когда в 2005 году мы шли на выборы в местные советы, мы первые подняли вопрос о Хаджибеевском, Куяльницком, Григорьевском, Тилигульском лиманах — вообще о системах лиманов вокруг Одессы и их критическом состоянии. На нас тогда смотрели с удивлением, дескать, «Зачем им это нужно?!». А мы понимали, зачем. Мы знаем, что представляет собой этот природный ресурс, какое это богатство, и как мы не умеем им нормально распорядиться…>>>
  • Нужно искать новую эффективную модель, чтобы не превращать райадминистрации в отделы по переписыванию бумаг… Стране нужна дальнейшая реформа власти, в первую очередь, власти на местах…>>>
  • Мы живем в самом прекрасном городе на земле — Одессе. Ее воспевают поэты и художники, им восхищаются гости города. Но есть еще Молдаванка и Ближние Мельницы, Ленпоселок и Бугаевка, другие микрорайоны, где не всегда из кранов идет вода, где улицы в дождь превращаются в бурные реки, где далеко не всегда есть то, что называют «благами цивилизации»…>>>
  • В иные времена о таких людях писали очерки, потому что на них земля наша держится — не на «дерзких» и «сильных», с ярко выраженным «хватательным» инстинктом, а на таких вот «незаметных» тружениках и труженицах, тихо делающих свое дело, и так же незаметно создающих общественные блага… Поклониться бы ей — за это ее чистое и светлое служение обществу. Так нет же! Именно по этому — самому драгоценному — и был нанесен жестокий и страшный удар…>>>
  • «Баксам» пророчат уход с первых ролей в мировой финансовой системе уже давно. А он живет, и, если и не процветает, то уж на поверхности держится точно. Но, за последние несколько месяцев в мире произошло несколько событий, которые, без сомнения, в той или иной степени, на его «плавучесть» действуют…>>>