Час пик
Быстрый переход:




«Пароход философов»: продолжение темы | Страница 1

Автор: Виталий Орлов, старший преподаватель ОНУ им. Мечникова




Имя математика Евгения Леонидовича Буницкого, коллеги А. В. Флоровского по Карлову университету сегодня хорошо известно сотрудникам Одесского «политеха». Евгений Леонидович стоял у его истоков, в 1918‑1919 годах он читал лекции по высшей математике и теоретической механике, хотя от властей получил такую характеристику: «Кадетских убеждений, не согласен с реорганизацией и пролетаризацией высших учебных заведений, деморализующий своими выступлениями и действиями, влияет на студенчество и преподавателей».

 

Сегодня мало что скажет кому-нибудь имя Юлия Исаевича Айхенвальда, а сто лет назад он пользовался самой большой популярностью в литературных кругах Одессы, Москвы и Петербурга. Помимо литературной критики, его важнейшие работы — перевод с немецкого языка полного собрания сочинений А. Шопенгауэра (1901‑1910 годы) и галерея литературных портретов под названием «Силуэты русских писателей». Его перу принадлежат литературные портреты Бунина и Пушкина, Гоголя и Чехова. Его «Силуэты…» можно поставить в один ряд с литературными портретами Андре Моруа.

 

Но вечно жалок мне изгнанник,

Как заключенный, как больной.

Темна твоя дорога, странник.

Полынью пахнет хлеб чужой…

Эти стихи Анна Андреевна Ахматова написала в 1922 году, вскоре после того, как от причала на Васильевском острове в Петрограде ушли два парохода — «Обербургомистр Хакен» и «Пруссия», на которых отправились в ссылку представители интеллигенции, сосланные за противоречия с новой властью. Эти слова можно в полной мере отнести и к одесским изгнанникам.


Как мы уже писали в прошлой публикации «Час пик» №37(592) от 9 сентября этого года, знаменитые одесситы Б. П. Бабкин и А. В. Флоровский старались поддерживать связь с Россией. Так, уже в конце жизни Антоний Васильевич возобновил контакты с советскими коллегами, а в июле 1965 года составил завещание, в котором распорядился: «В Архив Академии Наук в Москве надлежит сдать всю мою переписку, уже отобранную и распределенную по именам корреспондентов».

На сегодняшний день в архивах Одессы и Москвы хранятся документы, свидетельствующие о жизни Антония Флоровского. Здесь содержится ряд подробностей высылки одесских ученых. Часть этой переписки составляют письма Флоровского и других ученых, с которыми он находился в камере, а затем был выслан за границу. С 1930‑х годов историк специально собирал письма для Русского исторического архива в Праге. Здесь, к примеру, есть план здания Одесского ГПУ, а рядом — список имен коллег. Там же есть схема внутреннего помещения, где содержались арестованные: правовед П. А. Михайлов, историк А. С. Мулюкин, лингвист Ф. Г. Александров, физик Н. П. Кастерин, ботаник Г. А. Секачев и другие.

Судьбы изгнанников сложились по-разному. Ботаник Г. А. Секачев, который, как полагают некоторые исследователи, был третьим одесситом «парохода философов», после Константинополя отправился в Болгарию. После трех лет безуспешного поиска работы, он перебрался в Тунис, где жил его брат. На этом сведения о нем заканчиваются…

Имя математика Евгения Леонидовича Буницкого, коллеги А. В. Флоровского по Карлову университету сегодня хорошо известно сотрудникам Одесского «политеха». На сайте учебного заведения отмечается, что вместе с другими учеными Евгений Леонидович стоял у его истоков, в 1918‑1919 годах он читал лекции по высшей математике и теоретической механике, хотя от властей получил такую характеристику: «Кадетских убеждений, не согласен с реорганизацией и пролетаризацией высших учебных заведений, деморализующий своими выступлениями и действиями, влияет на студенчество и преподавателей».







  • Безопасность горожанина касается не только чрезвычайных ситуаций…>>>
  • Когда в 2005 году мы шли на выборы в местные советы, мы первые подняли вопрос о Хаджибеевском, Куяльницком, Григорьевском, Тилигульском лиманах — вообще о системах лиманов вокруг Одессы и их критическом состоянии. На нас тогда смотрели с удивлением, дескать, «Зачем им это нужно?!». А мы понимали, зачем. Мы знаем, что представляет собой этот природный ресурс, какое это богатство, и как мы не умеем им нормально распорядиться…>>>
  • В начале 90‑х, когда начинались реформы, нас уверяли в том, что «рынок все решит». Но рынок не решил…>>>
  • 13-15 гривень за десяток яиц — не перебор ли, панове? К примеру, в Киеве стоимость этого хрупкого продукта, даже после повышения, колеблется в диапазоне 10-11 гривень. Но и это — слишком высокая цена, особенно, если учесть темпы роста отрасли и себестоимость яйца, которая… ровно в 10 раз ниже розничной в Одессе…>>>
  • «Баксам» пророчат уход с первых ролей в мировой финансовой системе уже давно. А он живет, и, если и не процветает, то уж на поверхности держится точно. Но, за последние несколько месяцев в мире произошло несколько событий, которые, без сомнения, в той или иной степени, на его «плавучесть» действуют…>>>